Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

CMI

Домашние работницы в странах Восточной Европы и бывшего СССР. Санкт-Петербург, 24-26 апреля 2015

Центр независимых социологических исследований (ЦНСИ, Санкт-Петербург)  в сотрудничестве с Фондом Розы Люксембург  приглашает к участию в конференции "Домашние работницы в странах Восточной Европы и бывшего СССР:постсоциалистические миграции и неравенства
Санкт-Петербург, 24-26 апреля 2015
Одним из эффектов распада социалистических режимов в 90-е годы ХХ века стала интенсификация международных миграций. В этот период рынки труда развитых стран активно сегментировались, в них формировались ниши, занятые главным образом мигрантами, в том числе, и из бывших социалистических стран. Сфера домашнего обслуживания стала одной из таких ниш в глобальном разделении труда. Мигрантки, работающие в частной сфере по уходу за детьми, престарелыми, больными, выполняющие домашнюю работу, обслуживают потребности среднего класса развитых стран, тем самым, обеспечивая доступ его представителям (прежде всего, женщинам) к более престижным видам занятости и карьере.
Тренд женской миграции, связанной с трудом в приватной сфере, как движение с Востока на Запад давно закрепился и в тематических пристрастиях исследователей, и в повседневных представлениях. Европейские исследования домашнего труда, сформировавшие многолетнюю традицию, в большинстве своем привычно фокусируются на западных странах как странах приема мигранток из Восточной Европы и бывшего СССР.
Задачей предлагаемой конференции является попытка переместиться в другие политико-экономические координаты и рассмотреть, каким образом решаются глобальные проблемы коммерциализации домашнего труда в самих странах Восточной Европы и бывшего СССР. За последние два десятилетия в этих странах формировались средние классы, новые профессиональные и потребительские группы, для которых оплачиваемый домашний труд стал потребностью и необходимостью. После включения в ЕС в 2004-2007 гг. новых стран, в результате экономического кризиса 2008-2009 гг., а также под влиянием текущей гео-политической ситуации миграционные потоки внутри Евросоюза и за его пределами становятся не столь однозначными. Многие страны перестали быть исключительно отправляющими на глобальном рынке труда и начали принимать иностранных мигранток, которые работают, в том числе, нянями, сиделками, уборщицами и т.д. в семьях средних классов. Повседневная жизнь и работа этих мигранток в странах Восточной Европы и бывшего СССР, а также их отношения с работодателями будут находиться в фокусе обсуждения участников конференции.
Предполагаемые темы для обсуждения:
• Коммерциализация заботы и специфика формирования рынка оплачиваемого домашнего труда в странах Восточной Европы и бывшего СССР. Домашний труд как экономическая ниша женщин-мигрантов. Местные работницы и мигрантки в сфере оплачиваемого домашнего труда.
• Трудовые отношения в домохозяйствах: условия труда и жизни мигранток, формирование правил взаимодействия, проблемы власти и эксплуатации, способы совладания с эксплуатацией и вопросы права. Жизнь с работодателями и отдельно: совмещение оплачиваемого и неоплачиваемого домашнего труда, проблемы собственного имущества, приватности и дома. Отношения с работодателями: дружба и любовь, конфликты, личная неприязнь и неформальная поддержка. Интерсекциональность во взаимодействиях: класс, гендер, этничность.
• Внерабочая жизнь мигранток-домашних работниц: личная и интимная жизнь, личное пространство и дом, семьи и дети, социальные сети, образование, свободное время, путешествия. Эмоциональная жизнь мигранток и чувство принадлежности (belonging), связь с родиной и другими странами. Идентичность с профессией и со страной приема. Представления о принимающей стране и жизни в ней. Актуальность границы Восток/Запад в историях мигранток.
К участию в конференции приглашаются социальные исследователи с постсоветского и постсоциалистического пространства, сферы интересов которых пересекаются с тематикой конференции. Ожидаются презентации результатов эмпирических исследований, выполненных в качественной парадигме и сфокусированных на анализе повседневных практик и стратегий мигрантов и их семей. Одной из целей конференции является создание сети исследователей мигранток-домашних работниц в странах Восточной Европы и бывшего СССР, вне зависимости от их институциональной и национальной принадлежности.
Рабочие языки: русский и английский.
Пленарные докладчики: Елена Здравомыслова (Европейский университет в Санкт-Петербурге, Россия) и Мойца Пайник (Мировой институт, Любляна, Словения).
Заявки на участие - тезисы (200-250 слов) и краткие сведения о себе (до 100 слов) на русском языке - просим присылать Анне Исаковой isakova.anna.info@gmail.com с копией Ольге Ткач tkach@cisr.ru до 16 января 2015 года
Результаты будут объявлены заявителям до 30 января 2015 года
Предварительно подготовленные тексты докладов (до 4000 слов, включая ссылки) для более продуктивных дискуссий ожидаются от участников к 10 апреля 2015 года.
Возмещение расходов на проезд и проживание участников будет обеспечено при поддержке Фонда Розы Люксембург
 
CMI

Новая книга по депортации народов при Сталине. Сборник интервью.

Оригинал взят у migrationmuseum в Новая книга по депортации народов при Сталине. Сборник интервью.
Новая книга по депортации народов при Сталине. Сборник интервью.
Фильм Депортация народов СССР в Казахстан в 1930-50-е гг вот здесь - http://rutube.ru/video/de859e0152d76419349edb2fb8f83937/
1
2
3
4
CMI

ПАСПОРТНАЯ СИСТЕМА СОВЕТСКОГО КРЕПОСТНИЧЕСТВА

В связи с возможными нововведениями по частичному возвращению системы прописки, бывшей надёжной  опорой бюрократического СССР, интересно вспомнить, что печатали прогрессивные журналы 1990-х о советской паспортной системе. Возьмём, например, журнал "Новый мир".

Опубликовано в журнале: «Новый Мир» 1996, №6 nbsp; ПУБЛИКАЦИИ И СООБЩЕНИЯ
В. ПОПОВ  *  ПАСПОРТНАЯ СИСТЕМА СОВЕТСКОГО КРЕПОСТНИЧЕСТВА
Паспорт — вид, свидетельство, лист или письмо для проходу, проезду или проживания.
Вл. Даль.

1

27 декабря 1932 года в Москве председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым и секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе было подписано постановление № 57/1917 “Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов” 1.

Время выбиралось не случайно: сельское население было с корнем вырвано из родной почвы и рассеяно по стране. Миллионы “раскулаченных” и бежавших в страхе из деревни от “коллективизации” и непосильных хлебозаготовок людей надо было выявить, учесть, распределить на потоки в зависимости от “социального положения” и закрепить за государственными работами. Следовало умело воспользоваться плодами “победы”, достигнутой в ходе “коренного перелома”, закрепить это новое состояние — рассеивание людей, не дать им вернуться в родные места, закончить принудительное разделение российского общества на “чистых” и “нечистых”. Теперь каждый человек должен был находиться под недреманным оком ОГПУ.

Положение о паспортах устанавливало, что “все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта”. Отныне вся территория страны и ее население делились на две неравные части: ту, где была введена паспортная система, и ту, где ее не существовало. В паспортизированных местностях паспорт являлся единственным документом, “удостоверяющим личность владельца”. Все прежние удостоверения, ранее служившие видом на жительство, отменялись 2 . Вводилась обязательная прописка паспортов в органах милиции “не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство”. Обязательной стала и выписка — для всех, кто выбывал “из пределов данного населенного пункта совсем или на срок более двух месяцев”; для всех, покидающих прежнее местожительство, обменивающих паспорта; заключенных; арестованных, содержащихся под стражей более двух месяцев.

Помимо кратких сведений о владельце (имя, отчество, фамилия, время и место рождения, национальность) в паспорте указывались: социальное положение (взамен чинов и званий Российской империи советский новояз устанавливал для людей следующие социальные ярлыки: “рабочий”, “колхозник”, “крестьянин-единоличник”, “служащий”, “учащийся”, “писатель”, “художник”, “артист”, “скульптор”, “кустарь”, “пенсионер”, “иждивенец”, “без определенных занятий”), постоянное местожительство и место работы, прохождение обязательной военной службы и перечень документов, на основании которых выдавался паспорт. Предприятия и учреждения должны были требовать от принимаемых на работу паспорта (или временные удостоверения), отмечая в них время зачисления в штат. Главному управлению рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР поручалось в десятидневный срок представить в Совнарком инструкцию о “проведении постановления” 3 . Минимальный срок подготовки инструкции, о котором говорится в постановлении, указывает: она была составлена и согласована во всех звеньях высшего партийно-государственного аппарата советской власти задолго до декабря 1932 года.

Большинство законодательных документов советской эпохи, регулировавших основные вопросы жизни людей, никогда полностью не обнародовались. Многочисленные указы Президиума Верховного Совета СССР и соответствующие им акты союзных республик, постановления Совнаркома и ЦК партии, циркуляры, директивы, приказы наркоматов (министерств), в том числе важнейших — внутренних дел, юстиции, финансов, заготовок, — имели грифы “Не для печати”, “Не публиковать”, “Не подлежит оглашению”, “Секретно”, “Совершенно секретно” и т. п. Законодательство имело как бы две стороны: одну, в которой открыто и гласно — “для народа” — определялась правовая норма. И вторую, секретную, которая была главной, ибо в ней всем государственным органам предписывалось, как именно следует понимать закон и практически проводить его в жизнь. Часто закон сознательно, как в приведенном нами постановлении от 27 декабря 1932 года, содержал одни общие положения, а его реализация, то есть практика применения, раскрывалась в секретных подзаконных актах, инструкциях, циркулярах, которые издавало заинтересованное ведомство. Поэтому постановление Совнаркома СССР № 43 от 14 января 1933 года утверждало “Инструкцию о выдаче паспортов”, которая имела два раздела — общий и секретный.

Первоначально предписывалось проведение паспортизации с обязательной пропиской в Москве, Ленинграде (включая стокилометровую полосу вокруг них), Харькове (включая пятидесятикилометровую полосу) в течение января — июня 1933 года. В том же году предполагалось закончить работу в остальных регионах страны, подпадавших под паспортизацию. Территории трех вышеназванных городов со сто-пятидесятикилометровыми полосами вокруг объявлялись режимными. Позже постановлением Совнаркома СССР № 861 от 28 апреля 1933 года “О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории СССР” к режимным были отнесены города Киев, Одесса, Минск, Ростов-на-Дону, Сталинград, Сталинск, Баку, Горький, Сормово, Магнитогорск, Челябинск, Грозный, Севастополь, Сталино, Пермь, Днепропетровск, Свердловск, Владивосток, Хабаровск, Никольско-Уссурийск, Спасск, Благовещенск, Анжеро-Судженск, Прокопьевск, Ленинск, а также населенные пункты в пределах стокилометровой западноевропейской пограничной полосы СССР. В этих местностях запрещалось выдавать паспорта и проживать лицам, в которых советская власть видела прямую или косвенную угрозу своему существованию. Эти люди под контролем органов милиции подлежали выдворению в другие местности страны в течение десяти дней, где им предоставлялось “право беспрепятственного проживания” с выдачей паспорта.

Секретный раздел вышеназванной инструкции 1933 года устанавливал ограничения на выдачу паспортов и прописку в режимных местностях для следующих групп граждан: “не занятых общественно-полезным трудом” на производстве, в учреждениях, школах (за исключением инвалидов и пенсионеров); убежавших из деревень (“сбежавших”, по советской терминологии) “ кулаков” и “раскулаченных”, хотя бы они и “работали на предприятиях или состояли на службе в советских учреждениях”; “перебежчиков из-за границы”, то есть самовольно перешедших границу СССР (кроме политэмигрантов, имеющих соответствующую справку от ЦК МОПРа); прибывших из других городов и сел страны после 1 января 1931 года “без приглашения на работу учреждением или предприятием, если они не имеют в настоящее время определенных занятий, или хотя и работают в учреждениях или предприятиях, но являются явными летунами (так именовались часто менявшие место работы в поисках лучшей жизни. — В. П.), или подвергались увольнению за дезорганизацию производства”, то есть опять-таки тех, кто бежал из деревни до начала развертывания “сплошной коллективизации”; “лишенцев” — людей, лишенных советским законом избирательных прав, — тех же “кулаков”, “использующих наемный труд”, частных торговцев, священнослужителей; бывших заключенных и ссыльных, в том числе судимых даже за незначительные преступления (в постановлении от 14 января 1933 года приводился “не подлежащий оглашению” специальный перечень этих лиц); членов семей всех вышеперечисленных групп граждан 4.

Поскольку советское народное хозяйство не могло обойтись без специалистов, для последних делались исключения: им выдавались паспорта, если они могли представить “от этих предприятий и учреждений свидетельство об их полезной работе”. Такие же исключения делались для “лишенцев”, если они находились на иждивении у своих родственников, которые служили в Красной Армии (этих стариков и старух советская власть считала уже неопасными; кроме того, они представляли собой заложников на случай “нелояльного поведения” военнослужащих), а также для священнослужителей, “исполняющих функции по обслуживанию действующих храмов”, иными словами, находящихся под полным контролем ОГПУ.

Collapse )



Продолжение см. здесь -  http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1996/6/popov-pr.html

CMI

КЛАДБИЩЕ СОЦГОРОДОВ: ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В СССР (1928 - 1932 гг.)

Рецензия на книгу "КЛАДБИЩЕ СОЦГОРОДОВ: ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В СССР (1928 - 1932 гг.)  http://archvuz.ru/2011_4/21  «Архитектон: известия вузов» № 36 Декабрь 2011

Макарова Надежда Николаевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет», г. Магнитогорск, Россия

РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ: МЕЕРОВИЧ М.Г., КОНЫШЕВА Е.В., ХМЕЛЬНИЦКИЙ Д.С. "КЛАДБИЩЕ СОЦГОРОДОВ: ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В СССР (1928 - 1932 гг.)


Идея нового города, созданного на «новом пустом месте», была крайне популярна в Советском Союзе в межвоенные годы. Следуя ей, советские руководители заказывали архитекторам проекты городов будущего, так называемых социалистических городов. Такие города появились по всей стране, как в границах существующих городов, так и в новых индустриальных центрах. Следуя заветам основоположников марксизма, советская власть обещала населению огромной страны «светлое будущее», в котором предполагались новые условия и формы труда, быта и отдыха, жилища, занятий наукой и спортом. Однако соцгорода уже изначально создавались «приспособленными к задачам социального управления» [C. 10]. Декларируемые советской властью лозунги о светлом будущем так и не удалось реализовать до конца мирной передышки. «Маленький человек» под давлением массы спланированных государством механизмов контроля был вынужден прозябать в палатках, бараках, вагонах, полуподвальных помещениях, в лучшем случае в коммуналках и получать скудный продовольственный паек, но при этом «верить» в то, что если не он, то следующие поколения будут жить при коммунизме. Именно ради этой мечты «маленьким человеком» был совершен подвиг самоотречения и созидания. Несомненно, заслуживают внимания самые разннобразные аспекты исторического прошлого Советского Союза, среди которых крайне актуальными остаются вопросы градостроительной политики государства в годы первой пятилетки.


Collapse )