Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

CMI

В России появится единый информационный ресурс с данными о населении


В России появится единый информационный ресурс с данными о населении



https://www.kommersant.ru/doc/3350551
Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение, которым утвердил концепцию формирования и «дорожную карту» реализации единого федерального информационного ресурса со сведениями о населении России.

Цель формирования и ведения единого информресурса — создание системы учета сведений о населении, обеспечивающей их достоверность и непротиворечивость, говорится в справке к документу. Отмечается, что «федеральный ресурс о населении будет создаваться только на основании сведений других государственных и муниципальных информационных систем». Доступ к сведениям этого ресурса будет предоставляться гражданам через единый портал госуслуг. Эти сведения могут быть также использованы гражданами при обращении за госуслугами через единый портал госуслуг.

Напомним, в 2016 году Госдума приняла закон, предусматривающий создание федерального ресурса, в который планируется включить базовые сведения о человеке (Ф. И. О., дата и место рождения, для умершего — и дата смерти), основные идентификаторы из других ресурсов — ИНН, СНИЛС, номер паспорта и водительского удостоверения. В июне 2017 года стало известно, что создание реестра затягивается.

Подробнее о подготовке электронной базы граждан читайте в материале «Ъ» «ЗАГСам не подошла форма».

CMI

Проект фотоисторий МОМ о мигрантах из Средней Азии.

                                 

СРОК ПОДАЧИ ЗАЯВКИ ПРОДЛЕН ДО 25 МАЯ 2017

Уважаемые коллеги,

МОМ/Агентство ООН по миграции, субрегиональный координационный офис по Центральной Азии, ведущая межправительственная организация по миграции оповещает вас о продлении срока подачи заявки до 25 Мая 2017 для проекта миссии МОМ по Центральной Азии (МОМ ЦА) фото-историй - Мигранты: невидимая сила в Центральной Азии.

Заявки на участие принимаются на сайте http://photostory.iom.kz

Срок подачи заявки продлен до 25 мая 2017 года

Проект, включает в себя два компонента: фотографии и рассказы, и приглашает студентов вузов ихудожников/фотографов к участию в открытом конкурсе на тему Мигранты: невидимая сила в Центральной Азии. Данная тема ставит своей целью привлечь внимание и стимулировать диалог вокруг темы миграции через фотографии, рассказы и открытые обсуждения с правительственными и неправительственными организациями, обществами и сообществами; основная цель проекта это повышение уровня осведомленности о правах мигрантов, укрепление толерантности, искоренение ксенофобии и расизма в отношении мигрантов и их сообществ.

Мы любезно просим Вас опубликовать это объявление на своих веб-сайтах и/или на страницахFacebook, а также разослать его по вашим контактам, если есть такая возможность.

Если Вы желаете получить дополнительную информацию, пожалуйста свяжитесь с нами по электронной почте: iomalmaty@iom.int

С уважением,

МОМ/Агентство ООН по миграции

Суб региональный координационный офис в Центральной Азии

CMI

УЯЗВИМОСТЬ МИГРАНТОВ И ПОТРЕБНОСТИ ИНТЕГРАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

http://presidentlibrary.kz/ru/content/uyazvimost-migrantov-i-potrebnosti-integracii-v-centralnoy-azii
http://www.iom.kz/images/books/ExecutiveSummaryrus.pdf

MIGRANT VULNERABILITIES AND INTEGRATION NEEDS IN CENTRAL ASIA - http://www.iom.kz/images/books/ExecutiveSummaryfeng.pdf
Обложка_рус

Региональная полевая оценка была проведена группой международных и национальных экспертов при под- держке миссий МОМ в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. Субрегиональный координационный офис МОМ по Центральной Азии в Казахстане осуществлял общее руководство и координацию проекта. Данное ис- следование стало возможным благодаря поддержке американского народа через Агентство США по между- народному развитию (ЮСАИД, USAID). МОМ несет полную ответственность за содержание отчета, который не обязательно отражает взгляды ЮСАИД или Правительства США.

Отчет является результатом совместных усилий должностных лиц правительств, международных и националь- ных экспертов и группы координаторов миссий МОМ в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. Результаты исследования, толкования и выводы, изложенные в отчете, не обязательно отражают точку зрения МОМ или стран-участниц организации. Используемые обозначения и форма представления материала в настоящем издании не являются выражением какого-либо мнения со стороны МОМ относительно правового статуса ка- кой-либо страны, территории, города или района или их управляющих органов, или относительно делимитации их границ.

В своей деятельности МОМ придерживается принципа, согласно которому гуманная и упорядоченная мигра- ция должна приносить пользу мигрантам и обществу. Будучи межправительственной организацией, МОМ, со- вместно со своими партнерами по международному сообществу, осуществляет деятельность, направленную на решение оперативных задач в области миграции; содействие пониманию вопросов, связанных с миграцией; стимулирование социально-экономического развития через миграцию и защиту человеческого достоинства и благосостояния мигрантов.

Редакционная коллегия выражает глубокую признательность всем лицам, благодаря которым стало возмож- ным создание этого отчета. В первую очередь, мы выражаем благодарность государственным органам Казах- стана, Кыргызстана и Таджикистана за их поддержку, без которой данная независимая оценка была бы неосу- ществима. Группа экспертов имела возможность встретиться и обсудить результаты анализа с должностными лицами Правительств Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана и воспользоваться предоставленным доступом к документам и статистическим данным. Кроме того, мы бы хотели поблагодарить партнеров МОМ из непра- вительственных организаций во всех охваченных оценкой странах за оказанное содействие и организацию ин- тервью и фокус-групп с мигрантами, общинными и религиозными лидерами. И конечно же, мы глубоко призна- тельны самим мигрантам, которые доверились нам, поделились своими историями из жизни и предоставили нам возможность изучить, проанализировать и понять всю глубину проблем и трудностей, с которыми они сталкиваются. Это поможет нам найти более эффективные решения рассматриваемых вопросов и предложить практические и выполнимые меры по их реализации в тесном сотрудничестве с заинтересованными лицами в правительствах и НПО, донорами и другим международными организациями.

Отчет был подготовлен ведущим автором г-нoм Петрoм Казмеркевичeм, международным консультантом, и группой экспертов. В частности, над исследованием работали г-н Александр Майер, международный консуль- тант; г-жа Джулия Паниччари, социолог МОМ; г-н Игорь Савин, консультант по Казахстану; г-н Маметбек Мырза- баев, консультант по Кыргызстану; г-н Алишер Ярбабаев и г-н Рашид Абдуллаев, консультанты по Таджикистану.

Мы выражаем особую благодарность г-ну Тимуру Шаймергенову, заместителю директора Библиотеки Перво- го Президента Республики Казахстан (Назарбаев Центра) за его вклад в проведение и оказание поддержки региональной полевой оценки под эгидой Библиотеки, а также г-же Татьяне Хаджиэммануэль, заместителю координатора по Центральной Азии в Субрегиональном координационном офисе МОМ по Центральной Азии в Казахстане за общую координацию проекта.

Полный текст смотрите здесь

CMI

25 лет спустя: между советским прошлым и неясным евразийским и европейским будущим

Пресс-релиз по итогам конференции:

«25 лет спустя: между советским прошлым и неясным евразийским и европейским будущим»

25-27 ноября 2016 в Центрально-Европейском Университете (Будапешт), прошла конференция «25 лет спустя: между советским прошлым и неясным евразийским и европейским будущим», посвященная изучению миграционных процессов, происходящих после развала социалистической системы. В конференции участвовали более 60 экспертов из Румынии, Венгрии, Словакии, Чехии, Сербии, Литвы, Латвии, России, Украины, Молдовы, Казахстана, Таджикистана, Грузии, Армении, а также из Канады, Израиля, Великобритании, Италии и из Международного Красного Креста. Всего было представлено 40 докладов.
На пленарной сессии выступили сотрудник Центра по изучению миграции на пост-советском пространстве Центрально-Европейского Университета Ирина Молодикова, Президент Международного Совета по изучению вынужденной миграции стран СНГ и Балтии профессор Жанна Зайончковская

и академик, руководитель Центра межнациональных отношений Института Социологии РАН Леокадия Дробижева.

За минувшие 25 лет число стран на пост-социалистическом пространстве региона возросло с 9 до 29 (плюс 5 непризнанных государств). После падения железного  занавеса все эти страны включились в международные миграционные перемещения.  Это привело к тому, что миграционные процессы претерпели кардинальные изменения, хотя два ведущих вектора миграции - из всех стран региона на Запад, и из стран бывшего СССР в Россию - сохраняются неизменными. Так, Россия и Германия входят в тройку стран с наибольшим количеством международных мигрантов в мире (на 2015 год- 11.6 и 12 миллионов человек соответственно).
К сожалению, также остаются актуальными и проблемы вынужденной миграции из-за этнических конфликтов на пост-советском пространстве, где только в 1990-е годы количество беженцев и внутренних перемещенных лиц составило более 5 миллионов человек.
За минувшие 25 лет более 20 миллионов человек переселились из бывших стран социализма на Запад, и там возникли новые диаспоры, активно взаимодействующие как с местным населением, так и со странами исхода. В связи с массовой эмиграцией в большом ряде стран (Румыния, Болгария, все Балканские страны, Молдова, Украина, страны Балтии) население стремительно сокращается, что приводит к жестокому демографическому кризису, выражающемуся в резком уменьшении доли населения трудоспособного возраста, в нарушении половозрастной структуры, в нехватке квалифицированных кадров для развития национальной  экономики. На протяжении последних лет между странами бывшего СССР сформировались мощные миграицонные корридоры. По данным Всемирного банка оборот мигрантов между Россией и Украиной в 2013 году в обе стороны составляли более 6 млн. человек, а России и Казахстана – около 5 млн. человек, занимая после миграционных корридоров между США и Мексикой второе и третье места в мире.
Для многих стран денежные переводы, поступающие от эмигрировавшего населения, становятся важнейшим источником пополнения бюджета (например, в Таджикистане- более 40%, в Киргизии – 30%, Молдове-  26%, в Армении -18%, Грузии -12%и и т.д.)

Меняется и гендерный состав мигрантов, все больше женщин во всех странах вовлекается в процесс трудовой миграции. Для стран исхода это часто означает разрушение традиционных семейных связей.
В странах приема (то есть в Западной Европе, России и Казахстане) резкий прилив мигрантов в условиях нынешнего экономического кризиса создает дополнительную конкуренцию за рабочие места, увеличивает этническое разнообразие и вызывает рост ксенофобии среди коренного населения. Во многих же странах исхода, напротив, идут процессы этнической гомогенизации, выталкивающие за рубеж в первую очередь этнические меньшинства.  Балканы и страны Южного Кавказа, характеризовавшиеся в прошлом высокой полиэтничностью, превращаются в моноэтничные страны (так, например, доля коренного населения в Грузии в 1989 году составляла около 71%, а в 2014 году - уже около 87%).

Профессор Ирина Ивахнюк (Россия) в докладе о Евразийском союзе отметила, что основной проблемой трудовой миграции в регионе является широко распространеная незарегистрированная занятость мигрантов, что обусловлено в основном неумелым управлением миграцией в сочетании с коррупцией в условиях растущего рынка теневого труда, нарушение прав мигрантов и напряженности на этнической почве.Несомненно, мигранты  стран группы Евразийского Союза получили большие преимущества по сравнению с другими мигрантами из бывшего СССР. Они не нуждаются больше в разрешении на работу, интеграционном тесте по языку, истории и законодательству в России, не нужно подтверждение квалификации дипломов и налогообложение наравне с российскими гражданами, например.

Д-р Елена Садовская из Казахстана в своем докладе выделила для Казахстана важным экономическое влияние Китая, что  вызывает настороженность граждан, связанную с его экономическими проектами на территории Казахстана и провоцировало даже протестные движения местного населения. В других республиках Средней Азии влияние Китая также растет с каждым годом, принося и большие инвестицитнные проекты, но и тревогу местного населения.
Исследования показали, что ужесточение визового режима приводит, помимо прочего, к росту нелегальной миграции и нерегулируемой занятости. К сожалению, в последнее время на пост-социалистическом пространстве зоны свободного передвижения и доступа к рабочим местам сократились. В Европейском Союзе в связи с кризисом беженцев также в последние годы идет активное строительство стен на границах. С 2011 года количество таких пограничных стен возросло с трёх до шестнадцати.
Конференция также уделила внимания проблемам интеграции мигрантов в принимающие сообщества, отметив, что это процесс сложный и большое значение в нем отводится политике миграционного приема стран  и существованию интеграционных программ. Хотя даже в такой стране как Израиль, где уделяется большое внимание интеграции репатриантов, между выходцами из бывших стран социализма, местным населением и выходцами из западных стран сохраняется разрыв в оплате труда даже через десятилетия. Для других стран этот разрыв может быть выше.
Отрадно отметить, что наряду с маститыми исследователями, давно работающими в области миграции населения, на конференции было представлено много докладов молодых ученых и аспирантов, что свидетельствует об интересе научной молодёжи к этой проблематике, что проблемы миграции не останутся без пристального изучения и в будущем.


Д-р Ирина Молодикова
Проф. Рубен Мнацаканян
Центрально-Европейский
Университет, Будапешт
28 ноября 2016
CMI

НИКОЛАЙ ФЕДОСЕЕВ: ЦЕНТР В САХАРОВЕ ЭТО СИСТЕМА «ОДНОГО ОКНА» ДЛЯ МИГРАНТОВ


НИКОЛАЙ ФЕДОСЕЕВ: ЦЕНТР В САХАРОВЕ ЭТО СИСТЕМА «ОДНОГО ОКНА» ДЛЯ МИГРАНТОВ

Автор: Светлана Гаврилова



13 октября 2016 года. Директор Миграционного центра в Сахарове Николай Федосеев
13 октября 2016 года. Директор Миграционного центра в Сахарове Николай Федосеев

Генеральный директор Многофункционального миграционного центра в Сахарове Николай Федосеев рассказал «Новым округам», сколько стоит иностранцу легализоваться в Москве и зачем узбекам знать про Куликовскую битву.

— Николай Викторович, на официальном сайте центра приводятся данные о том, что  поступления от трудовых  патентов в первом полугодии текущего года более чем в два раза превысили налоговые поступления от нефтяных компаний, зарегистрированных в Москве. Задача центра — выдать больше патентов?

— Таких задач нам, естественно, никто не ставил. Наша задача — обслужить всех, кто к нам обратился, максимально быстро, качественно и вежливо. Действительно, в первом полугодии сборы составили 6,8 миллиарда рублей, что в 2,3 раза выше нефтяных. В прошлом году — 11 миллиардов рублей. Важнейшую роль в этом сыграло то,  что вместе с экономическим блоком правительства Москвы и МВД РФ мы создали систему,  позволяющую при выдаче патента мигранту присваивать ему идентификационный номер  налогоплательщика (ИНН). Это дает возможность распознавать все поступающие платежи и, следовательно, контролировать их. Каждый иностранец, имеющий  патент, должен ежемесячно отчислять в бюджет города 4200 рублей.

— Сколько в целом должен  заплатить мигрант, чтобы легализоваться на территории Москвы, пройти все необходимые процедуры?

— Когда мигрант приезжает в Россию, у него на руках всего два документа — па спорт и миграционная карта, которая заполняется при  пересечении границы. Суммарно на все необходимые процедуры нужно потратить  около 11–12 тысяч рублей. Если у человека есть диплом об образовании, выданный  в СССР до 1991 года или на территории России, экзамен по русскому языку ему сдавать не надо. Гражданам Украины не нужен нотариальный перевод паспорта. При получении патента мигрант также оплачивает налог за первый месяц работы — 4200 рублей.

— Какой самый сложный барьер для иностранцев при получении патента?

— Наверное, экзамен по русскому языку, законодательству и истории России. С первого раза его не сдают  порядка 20 процентов. Не могу сказать, что экзамен сложный, но и примитивными вопросы не назовешь. Допустим, что было раньше — Куликовская битва или Ледовое побоище? Тем не менее сейчас, как говорят профессионалы от образования,  в тесте для мигрантов максимально сбалансирован уровень вопросов по сложности и доступности. Кроме того,  иностранцы могут пересдавать экзамен неограниченное количество раз.

— Насколько остро стоит вопрос незаконных посредников, подделок и прочих мошеннических схем?

— Нам удалось сильно сократить теневой рынок посреднических услуг. Но исключить его совсем,  к сожалению, пока нельзя. Представьте, приезжает иностранец, который и русский толком не знает, а ему прямо на вокзале или в аэропорту начинают предлагать «помощь» в получении патента или справок. В лучшем случае он потеряет деньги на оплату услуг посредника, в худшем — ему фальшивку вручат. Мы всем говорим: не тратьте лишние деньги и не рискуйте. Единственное место, где вы можете законно оформить патент, — это Многофункциональный миграционный центр в Сахарове. Тут нет очередей, страшных сотрудников, которые кричат. Наш центр сотрудничает со средствами массовой информации стран, откуда приезжают мигранты, правозащитными организациями, посольствами, чтобы информировать иностранцев о нашей деятельности. Мы стараемся выявлять подделки на этапе приема документов. Например, в прошлом году встречалось много фальшивых полисов добровольного медицинского страхования. Сейчас их почти нет, потому что люди уже знают, что все тщательно проверяется, а за нарушения не только аннулируют патент, но и закроют въезд в страну на несколько лет.

СПРАВКА

Cтоимость госуслуг Миграционного центра в Сахарове:

Консультации по вопросам оформления патента на работу  в Москве (бесплатно);

Услуга по формированию и передаче документов на па тент в Управление по вопросам  миграции ГУ МВД РФ по Москве (3700 рублей), включая:

— заполнение заявления  на патент;

— дактилоскопирование;

— постановку на миграционный учет.

Медобследование (2300 рублей);

Тестирование на владение  русским языком, знание истории и основ законодательства (700 рублей);

Оформление полиса ДМС (от 4000 рублей);

Перевод и заверение перевода паспорта (400 рублей).

Также при получении патента  необходимо оплатить авансовый платеж по НДФЛ за первый месяц — 4200 рублей.

Эти документы можно получить в Миграционном центре в Сахарове. Подробная информация на сайте mc.mos.ru.

CMI

ИНТОЛЕРАНТНОСТЬ И КСЕНОФОБИЯ. Левада-Центр.

http://www.levada.ru/2016/10/11/intolerantnost-i-ksenofobiya/
ИНТОЛЕРАНТНОСТЬ И КСЕНОФОБИЯ







Опрос проведен 5 – 8 августа 2016 года  по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 137 населенных пунктах 48 регионов страны. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов.

Статистическая погрешность при выборке 1600 человек (с вероятностью 0,95) не превышает:

             3,4% для показателей, близких к 50%

             2,9% для показателей, близких к 25% / 75%

             2,0% для показателей, близких к 10% / 90%

             1,5% для показателей, близких к 5% / 95%

Этнофобия

В 2016 году индикатор этнофобных установок среди населения в целом вернулся к уровню 2011 года, уходя от «аномальных» перекосов, фиксируемых за последние годы. В 2012-2013 гг. наблюдалось повышение готовности респондентов к ограничению в проживании представителей тех или иных этнических групп на территории России. Напротив, в период 2014-2015 гг. отмечалась значительная нормализация практически всех показателей общественной жизни («посткрымский эффект»), включая сферу межнациональных отношений.  В настоящее время пятая часть населения (20%) демонстрирует отсутствие этнических предубеждений в отношении представителей тех или иных национальностей. Однако 70% участников опроса называют ту или иную категорию, чье проживание они хотели бы ограничить на территории России.


Необычное сближение «выходцев с Кавказа» и «выходцев из бывших среднеазиатских республик» по уровню территориальной дистанции в прошлом году (29% и 29% соответственно), в 2016 году уже не наблюдается (34% против 29%). Примечательно, что прекратился и рост доли тех опрошенных, кто хотел бы ограничить проживание украинцев на территории РФ, зафиксировавшись на уровне 13%. Это значительным образом отличается от динамики восприятия россиянами Украины как государства, которое не только сохраняет высокий уровень негативизма, но и демонстрирует его периодический рост.

Число россиян, желающих ограничить проживание «выходцев с Кавказа» на территории РФ  (34%), в целом идентично доле тех опрошенных, кто испытывает негативные чувства в отношении «выходцев из южных республик», с которыми они проживают в одном городе, районе (38% суммарно, включая такие позиции, как «раздражение», «неприязнь», «страх»). Вместе с тем декларативное безразличие населения к данной категории («никаких особых чувств») населения остается преобладающей самооценкой среди 60% опрошенных.


КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ИДЕЕ “РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ”?Политизация этнических различий, выражающаяся  в лозунге «Россия для русских», по-прежнему находит поддержку у каждого второго участника опроса (52%). Однако впервые за все годы замеров число россиян, ответивших, что «меня это не интересует», достигла пятой части опрошенных (21%). Наиболее вероятной причиной снижения симпатий общественного мнения к «русской повестке» с правым уклоном  представляется, с одной стороны, отсутствие выраженно артикулированного официального русского национализма (к примеру, в предвыборных программах партий в Госдуму). С другой – альтернативного, «низового» национализма, который, помимо разногласий по «крымскому вопросу» среди движений, взят по жесткий контроль антиэкстремистского законодательства, что в обоих случаях минимизирует трансляцию идей подобного рода в массы и их «вживление» в общественное мнение.


Доля россиян, отрицающих межнациональную напряженность в городе, районе, где проживает респондент, достигла минимального значения за все годы замеров. В настоящее время только 18% опрошенных  заявляют о межнациональной напряжённости такого рода. Более того, сам сценарий развития конфликтов на межнациональной почве в ближайшем будущем кажется возможным только десятой части населения (12%).
Межнациональная напряжённость и конфликтный потенциал

Представления о возможности массовых кровопролитных столкновений на национальной почве в России в целом разделяются большим числом опрошенным – каждым четвертым (25%). На укорененность межнациональной проблематики в общественном сознании и в памяти показывает и майский опрос, в котором обеспокоенность напряженностью между людьми разных национальностей  в стране обходит по процентному распределению религиозные и поколенческие разногласия.


Мигранты: иммиграционные барьеры и поддержка мифов

Наиболее устойчивым показателем, который в период 2014-2015 гг. изменился наименее существенно, стал индикатор поддержки рестриктивной политики в отношении приезжих. Большая часть опрошенных, которая достигает 70-процентного уровня поддержки, считает, что правительство России должно пытаться ограничить приток приезжих. Несмотря на то, что доля респондентов, придерживающихся данной позиции, преобладала в выборке даже в период оптимистических оценок 2015 года, хотя и снизилась статистически значимо (76% в 2014 против 68% в 2015), в целом мнение о необходимости изоляционных мер оставалось доминирующим.

Рисунок 1.

migratspolitikaПримечательно, что уже в марте 2016 года промежуточный замер показал существенный рост поддержки населением идеи ограничения притока приезжих в Россию, достигнув «исторического» максимума. Однако кажется необходимым напомнить социально-политический контекст, в котором проходило мартовское исследование. Информационный интерес россиян к миграционному кризису в Европе демонстрировало ежемесячное включение, начиная с октября 2015 г., данной темы в список событий, наиболее запомнившихся населению за месяц. Важно подчеркнуть, что респонденты самостоятельно называют те события, которые они запомнили, что исключает возможность «подсказки» со стороны интервьюера, и, следовательно, в «рейтинге» появляются только те темы, которые действительно волнуют респондентов, а не социологов (или не только их).


Пик внимания фиксировался осенью 2015 г., когда тема европейского миграционного кризиса вошла в медийное пространство и укрепилась в нем, и треть населения (33%) отмечала её среди самых запомнившихся событий. К концу прошлого года интерес начал снижаться, что, однако, не помешало включению кризиса с беженцами в Европе в список самых важных событий 2015 года, который занял 11 место, обогнав многие значимые события внутрироссийской повестки. Второй раз максимальные показатели внимания отмечались уже в начале 2016 года (28% в январе и 26% в феврале), когда стало известно о нападениях на женщин в немецких городах, совершенных мигрантами. Более того, суммарно по двум позициям, называемым чаще всего за январь-февраль 2016 г. и связанным с миграционным кризисом, данная тема набирала 36% и  44% голосов соответственно. Несмотря на отсутствие специальных исследований, можно предположить, что пристальное  внимание именно в таком негативном контексте, спровоцировало в марте 2016 года увеличение числа респондентов, которые поддерживают  запрет на иммиграцию в Россию тех или иных категорий. В рамках инициативных фокус-групповых дискуссий участники, затрагивая тему миграции, неоднократно воспроизводили представление о том, европейские страны сами виноваты в миграционном кризисе («Европа сама себя загоняет»). Вероятно, негативный стиль освещения ситуации с беженцами и мигрантами в Европе соединяется с антизападными установками населения, номинально рационализируя («сами виноваты») и без того высокий уровень критики и неприязни в отношении западных стран, отмечаемый в настоящее время.

К августу 2016 года «ограничительные» установки населения вернулись к показателям прошлого года за аналогичный период (66% в августе 2016 г. против 68% в августе 2015 г.). Стоит отметить, что «криминальный» акцент в восприятии проблемы кризиса с беженцами и нелегалами в Европе, возможно, предоставил потенциал для роста показателей поддержки негативно окрашенных  мифов о мигрантах.

Левада-Центр инициативно повторил «батарею вопросов» из третьей волны международного исследования The ISSP за 2012 год, участником которой он является, с целью понимания динамики антимигрантских установок населения. Респондентам предлагалось согласиться или не согласиться с положительно и отрицательно окрашенными высказываниями о мигрантах: мигранты – благо или вред для экономики принимающей страны, и мигранты как обогащающий культуру страны ресурс или, напротив, инокультурный элемент, «разрушающий» культуру принимающей страны, а также с тем, что иммигранты увеличивают уровень преступности.

29% участников опроса в целом по выборке выражают ту или иную степень согласия («полностью согласен» и «скорее согласен») со всем набором негативных установок по отношению к иммигрантам: об этнической преступности, отъеме рабочих мест у «коренного» населения, деструктивном влиянии на культуру принимающей страны. Напротив, согласие с положительными высказываниями о мигрантах (благотворное влияние на экономику и культуру) демонстрируют только 5% опрошенных.


Учитывая, что вопросы подобного рода чувствительны к размещению в анкете («позиционный эффект»), интерпретация динамики их результатов затруднительна, особенно, при слабых статистических различиях (в ±1-5%). Вместе с тем, можно отметить устойчивость негативной стереотипизации мигрантов – мигрант «как преступник» и «как работник, конкурирующий с местным населением». За последние четыре года доля опрошенных, которые считают, что «иммигранты отбирают рабочие места у россиян», кардинальным образом не изменилась, и этого мнения по-прежнему придерживаются практически две трети опрошенных (62%)[1].


За последние два года наблюдались, как минимум, две тенденции, которые могли бы повлиять на снижение изоляционистских установок среди населения. С одной стороны, реальное снижение[2] притока иностранной рабочей силы в Россию, с другой – репрессивные меры государственных служб, активно борющихся в первую очередь с нелегальной миграцией (запрет на въезд за нарушение режима пребывания и т.д.). Но, судя по результатам опроса и фокус-групп, это значимым образом не отразилось на общественном мнении, продолжающим воспроизводить как привычные стереотипы о мигрантах, так и убеждённость в том, что количество мигрантов в стране либо осталось без изменений (43%), либо увеличилось (42%). Только 7% участников опроса отметили снижение численности мигрантов за последние два года.


Наличие в анкете вопроса, измеряющего степень межличностного доверия, позволило посмотреть, каким образом отличаются установки к мигрантам в зависимости от степени доверия окружающим. По мнению некоторых исследователей[3], проблема снижения доверия в обществе в связи с увеличивающимся притоком «других» является  одной из ключевых для специалистов, изучающих иммиграцию и её последствия.

Кросстабуляция выявила значимые отличия в либеральных vs. рестриктивных  иммиграционных установках среди респондентов с разной степенью доверия окружающим. Если среди респондентов с высоким уровнем межличностного доверия (сумма позиций «практически всегда людям можно доверять» и «обычно людям можно доверять») соотношение противников миграции и её сторонников составляет 2:1, то среди россиян с низким уровнем доверия окружающим  (сумма позиций «обычно осторожность в отношениях с людьми не помешает» и «осторожность в отношениях с людьми никогда не помешает») – 3:1. Следовательно, россияне, которые склоны в значительной степени доверять окружающим их людям, более лояльны к приезжим, чем те опрошенные, кто проявляет осторожность в отношении с другими людьми или не доверяет им вовсе.

Эксперимент

В рамках августовского общероссийского репрезентативного опроса был проведен методический эксперимент, с целью выявления того, как меняются/ не меняются самооценки отношения респондентов к представителям другой национальности в зависимости от предлагаемой шкалы ответов. Левада-Центр ежегодно измеряет этнофобные установки населения, начиная с 2002 года, которые операционализируются в анкете вопросом «Чувствуете ли вы в настоящее время враждебность к людям других национальностей?». Динамика результатов вплоть до 2012 года носила положительный характер, указывая на отсутствие у половины опрошенных враждебного или неприязненного отношения к инонациональным людям, т.е. каждый второй респондент заявлял о том, что он «никогда/практически никогда» не чувствует враждебность к людям другой национальности (см. Рисунок 2).

Рисунок 2.

prezentatsiya1Однако в 2012 году впервые в динамике стала преобладать (по сумме ответов «очень часто», «довольно часто» и «редко») позиция о наличии такой враждебности, достигнув пика в 2013 году – 59%.  В 2013 была принята Федеральная целевая программа«Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014 – 2020 годы)», одним из целевых индикаторов и показателей которой выступает «Уровень толерантного отношения к представителям другой национальности», рассчитываемый, согласно документу, по итогам всероссийского опроса общественного мнения по вопросу «Чувствуете ли Вы в настоящее время враждебность к людям других национальностей?» на основании репрезентативной выборки при количестве опрошенных не менее 1500 человек. Несмотря на то, что в тексте документа отсутствовала шкала ответов, она была презентована в рамках доклада на конференции, посвященного мониторингу и стратегии национальной политики. Это позволило сопоставить результаты, которые получены с помощью шкалы ответов, используемой Левада-Центром, и шкалы, заявленной в Программе (Таблица 1).

Таблица 1

Предлагаемые ответы

Мониторинг ФАДН Левада-Центр

1.Нет, не чувствую раздражение или неприязнь по отношению к представителям какой-либо национальности

2. Чувствую раздражение или неприязнь по отношению к представителям какой-либо национальности

1.Очень часто

2.Довольно часто

3.Редко

4.Никогда/практически никогда

Доля респондентов, НЕ чувствующих раздражение или неприязнь (в %) 54,7 37,9
Доля респондентов, чувствующих раздражение или неприязнь (в %) 36,1 59,5
Затруднились ответить 9,2 2,6

Для сопоставимости результатов с разными шкалами в рамках одного исследования, одной половине выборке (N=800) вопрос задавался с одними подсказками, другой половине – с другими (N=800). Полевые работы проводились в одно и то же время, расположение вопроса в анкетах («анкетное соседство») было идентичным. Результаты продемонстрировали значимость шкалы ответов для измерения уровня враждебности в самооценках респондентов. Если респонденту предлагается выбрать из двух позиций, предлагающих согласиться/ не согласиться с утверждением, не учитывая степень согласия, тогда каждый второй участник опроса (55%) выбирает вариант, отрицающий наличие такой враждебности («Нет, не чувствую раздражение или неприязнь по отношению к представителям какой-либо национальности»). Напротив, каждый третий (36%) отмечает неприязненное отношение.

Шкала ответов, предлагающая респонденту не только согласиться или не согласиться с утверждением, но и фиксирующая ранг согласия (от «очень часто» до «редко») демонстрируют противоположное распределение ответов. Здесь уже 60% опрошенных суммарно признают наличие такой враждебности у себя. Причем из них большая часть выбирает именно позицию «редко» – 41%. Остальные две  категории («очень часто» и «довольно часто») суммарно набрали 19%: 3% и 16% соответственно. Доля россиян, отрицающих наличие такой враждебности в 1,5 раза ниже, чем в первом случае (37,9% против 54,7%). Стоит обратить внимание и на число респондентов, затруднившихся ответить, которая в случае с ранговой шкалой существенно ниже, – 2,6% против 9,2%.

Не стоит забывать и про возможность «позиционного эффекта», когда ответы, идущие в начале списка, могут набирать большее количество голосов.  В мониторинге ФАДН первым ответом для выбора предлагается позиция, отрицающая наличие чувства враждебности и неприязни к инонациональным представителям, в инициативном опросе Левада-Центра, напротив, первой идет позиция, которая признает у респондента наличие такой враждебности.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Шкала, позволяющая респонденту, выбрать ответ, указывающий на определенную частоту ощущения враждебности и неприязни («очень часто», «довольно часто», «редко»), а не только на факт согласия/несогласия с фактом наличия/отсутствия таких чувств, показывает в целом более высокий уровень неприязни в самооценках, в то время как дихотомическая шкала («да» или «нет») дает более комплементарные результаты. Так как большая часть ответов аккумулируется в позиции «редко» в случае с ранговой шкалой, вероятно, её отсутствие в анкете заставляет большую часть респондентов выбирать позицию, демонстрирующую отсутствие неприязненного восприятия к представителям других национальностей  или уходить от содержательного ответа, выбирая позицию «затрудняюсь ответить».


Кроме того, практически полная идентичность ответов двух выборок на другие тематически близкие вопросы анкеты (Таблица 2) показывает чувствительность ответов респондентов именно к вопросу об ощущении враждебности, где отмечаются существенные для понимания статистические различия, вызванные разными шкалами ответов и позиционным размещением. Следовательно, для измерения уровня толерантности необходимо опираться либо на блок индикаторов, фиксирующих границу толерантности/интолерантности между «своими» или «чужими», либо с помощью методических экспериментов искать именно ту форму, которая будет давать максимально непредвзятые данные.

[1] В рамках инициативных сентябрьских групп, проведенных Левада-Центром в 2016 г. среди москвичей, участники дискуссии также демонстрировали устойчивость как представлений о конкуренции мигрантов и «коренного» населения («создавать рабочие места для наших», простые молодые люди не могут устроиться», «их зарплаты больше»), так и представлений о культурных барьерах приезжих в контексте обсуждения ситуации с беженцами в Европе («наглые молодые, которые хотят жить по своим правилам»).

[2] По данным доклада УМФС,  общий объем ежегодно прибывающих на территорию России иностранных граждан демонстрировал рост вплоть до 2015 года, однако в 2015 году отмечалось снижение въезда иностранных граждан в РФ. URL: https://гувм.мвд.рф/upload/site1/document_file/Itogovyy_doklad_na_19.02.16.pdf

[3] Коллиер, П. «Исход: как миграция изменяет наш мир» / П. Коллиер; пер. с англ. Н. Эдельмана.—М.: Изд-во Института Гайдара, 2016.—384 с.

Карина ПИПИЯ, социолог Левада-Центра

АНО “Левада-Центр” внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, несогласного с данным решением, см. здесь.

CMI

Иллюстрированные брошюры ММЦ

Иллюстрированные брошюры на узбекском и таджикском языках предоставляют пассажирам-иностранным гражданам, которые направляются в Москву для поиска работы, исчерпывающую информацию о правилах получения патента на трудовую деятельность в Многофункциональном миграционном центре (ММЦ).

CMI

Эмиграция из России в конце XX – начале XXI века

В КГИ представили доклад «Эмиграция из России в конце XX – начале XXI века»

https://komitetgi.ru/analytics/2977/

6 октября 2016 года в Комитете гражданских инициатив состоялась презентация аналитического доклада «Эмиграция из России в конце XX – начале XXI века».

Доклад – попытка экспертов на основе российских и зарубежных статистических и социологических данных охарактеризовать существующий эмиграционный поток из России, оценить его современные масштабы, тенденции и последствия.

Доклад представили его авторы, эксперты Комитета гражданских инициатив - Ольга Воробьева, доктор экономических наук, профессор, и Александр Гребенюк, кандидат экономических наук. Модератором мероприятия выступил член КГИ, доктор экономических наук, профессор Евгений Гонтмахер.

Публикуем полный текст доклада, его резюме, а также основные положения в формате презентации.

Резюме аналитического доклада «Эмиграция из России в конце XX – начале XXI века»

1. Российская статистика эмиграции охватывает только незначительную часть граждан, выезжающих на постоянное место жительства. С 1989 по 2015 год, по данным Росстата, Российскую Федерацию покинуло около 4,5 млн. человек.[1] По данным зарубежной статистики на 2015 год в самых миграционно популярных у россиян странах проживает около 1,5 млн. человек,[2] граждан России. Это без учета уже получивших новое гражданство, нелегальных мигрантов и тех, кто фактически живет «на две страны», имея российское гражданство, въезжая по визам. При этом данные национальных статистических служб зарубежных стран о ежегодном въезде россиян многократно превышают цифры Росстата об эмиграции из России. Эти данные ставят под сомнение величину миграционного прироста и, как следствие, цифры общего прироста населения Российской Федерации. Также можно констатировать: для получения реального представления о масштабах эмиграции из России ежегодные данные Росстата необходимо корректировать в 3-4 раза в сторону увеличения. Например, согласно данным немецкой статистической службы за период 2011-2014 года в Германию иммигрировало немногим менее 97 тысяч человек, а по данным Росстата - 16,3 тысячи человек.

2. По данным официальной российской и зарубежной статистики, эмиграционный поток имеет высокие показатели качества человеческого капитала – высокий образовательный и профессиональный уровень, молодой возрастной состав. Очевидно расширение географии регионов выезда из России, рост показателей эмиграции в приграничных регионах, а также из субъектов, имеющих самые высокие макроэкономические показатели.

3. Можно назвать несколько наиболее важных мотивов, подталкивающих к выезду из России. Они отражают одновременное воздействие как выталкивающих, так и притягивающих обстоятельств.

Социально-экономические мотивы - выталкивающие:


  • нестабильные экономические условия ведения бизнеса, волатильность национальной валюты, риск внешних и внутренних «шоков» для экономики;


  • проникновение во все сферы экономической деятельности криминальных подходов регулирования взаимоотношений участников рынка. Отсутствие реальной конкуренции, высокий уровень коррумпированности в институтах предпринимательской, финансово-кредитной и инвестиционной деятельности;


  • возрастающие риски для личной и предпринимательской безопасности, связанные с одним из самых высоких в мире уровней коррумпированности бюрократии и правоохранителей. Неблагоприятность условий ведения малого и среднего бизнеса;


  • относительно низкий уровень официальной заработной платы, необходимость поиска дополнительных источников доходов, контактов с криминальными структурами, совершения различных правонарушений с целью роста материального благосостояния;


  • низкие бюджетные расходы на науку, имеющие тенденцию к снижению расходы на образование и медицину, вызывающие деградацию этих важнейших областей экономической и социальной жизни общества. Их реформирование, приводящее к снижению качества и количества бесплатных социальных услуг и, соответственно, к снижению качества жизни, к ограничению возможностей творческого и исследовательского развития;


  • отсутствие или слабые возможности для продвижения по социальной лестнице без наличия поддерживающих родственных или дружеских связей в структурах, обеспечивающих движение вверх социальных лифтов;


  • сигналы, подаваемые «сверху», об отсутствии внутри страны возможностей для роста благосостояния занятых в социальной сфере и сегментах реальной экономики.


Социально-политические - выталкивающие:


  • сочувствие оппозиционным взглядам;


  • опасность открытого участия в протестных мероприятиях в связи с угрозой подвергнуться преследованиям из-за своей общественно-политической позиции;


  • cлабость и невостребованность институтов гражданского общества;


  • недоверие населения к институтам правоохранительной и судебной систем.


Внешние факторы – притягивающие:


  • наличие в странах-реципиентах спроса на высококвалифицированных работников, предпринимателей, специалистов, исследователей, получающих там более реальные возможности для улучшения качества жизни;


  • благоприятный предпринимательский климат, прозрачные условия ведения бизнеса, гарантии неприкосновенности частной собственности;


  • расширение круга принимающих для обучения государств;


  • развитая социальная инфраструктура, доступность социальных услуг.


4. Обобщая данные социологических опросов, можно утверждать, что доля лиц имеющих высокие миграционные установки колеблется в диапазоне от 8 до 23%. Наиболее высокие показатели доли лиц, желающих навсегда эмигрировать из России, наблюдаются у молодых людей с высшим образованием и у лиц среднего возраста с высшим образованием; у лиц, проживающих в крупнейших (Москве, Санкт-Петербурге) и крупных городах от 250 тыс. до 1 млн. человек. Самый высокий уровень эмигрантских настроений среди студенческой молодежи. Реализуется этот потенциал через учебную и трудовую эмиграцию.

5. Состав эмигрантов помолодел, а значит стал более адаптированным для восприятия условий и правил жизнедеятельности в новых странах, сократился языковый барьер. Эмигранты «осваивают» более отдаленные страны и континенты (Австралия, Новая Зеландия и другие страны АТР, Южная Америка). По мере роста имущественного и социального расслоения появилась и увеличивается в составе эмигрантов прослойка рантье, вывозящих денежные активы и живущих на дивиденды от банковских вкладов. Среди рантье всё чаще встречаются бывшие чиновники и члены их семей, а также семьи политической, бюрократической, финансовой элит.

6. Стремление к получению так называемого «запасного аэродрома» (вида на жительства, недвижимости за рубежом, второго гражданства и т.д.) приобретает массовый характер среди наиболее состоятельных социальных слоев российского населения. Происходит сопутствующий эмиграции вывод не только капиталов, но и «бизнесов» (компаний и фирм).

7. К чему с точки зрения эмиграции приведет затянувшееся на несколько последних лет падение уровня жизни россиян? Вероятно, сократится выезд такой социальной прослойки как рантье, населения средних и старших возрастных групп, а вот для молодежи и предпринимателей это, безусловно, сигнал искать свое будущее вне России.

8. Для России, как малонаселенной страны (средняя плотность населения 8 человек на кв. км), эмиграция приобретает всё более опасный характер из-за потерь её демографического, социально-экономического и интеллектуального капитала.





[1]Расчеты сделаны на основании данных о выбывших Федеральной службы государственной статистики РФ.

[2]Расчеты сделаны на основании данных Евростата и национальных статистических ведомств зарубежных стран.


CMI

НАСТОЛЬНАЯ ИГРА О СЛОЖНОСТЯХ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ «РОССИЯ-СТРАНА ВОЗМОЖНОСТЕЙ?»



НОВОЕ ИЗДАНИЕ НАСТОЛЬНОЙ ИГРЫ О СЛОЖНОСТЯХ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ «РОССИЯ-СТРАНА ВОЗМОЖНОСТЕЙ?»

http://migrussia.ru/sobitya/191-v-peterburge-ob-yavlen-konkurs-na-poluchenie-subsidij-dlya-organizatsij-rabotayushchikh-s-migrantami


БФ «ПСП-фонд» выпустил 4-е издание уникального методического пособия для трудовых мигрантов и специалистов в области миграции. Новое издание игры содержит актуальную на 1 июня 2016 года информацию о российском миграционном законодательстве и реалиях трудовой миграции в Россию из стран СНГ и Евразийского экономического союза.

Настольная игра «Россия – страна возможностей?» позволяет игроку оказаться в роли трудового мигранта из страны СНГ или ЕАЭС. Цель игры – успешно провести годовой цикл трудовой миграции в России, включающий в себя предвыездную подготовку, въезд в РФ, оформление необходимых документов, поиск работы и трудоустройство, трудовую деятельность в течение игрового года и возвращение домой. Задача игрока – быстрее других пройти игровой год, заработать как можно больше денег, избежать проблемных ситуаций и вернуться домой. В комплект игры входят карточки документов, словарик терминов, развернутое пошаговое руководство, игровые паспорта и личные карточки персонажей.

Игра аккумулирует жизненный опыт более чем 2000 трудовых мигрантов, обращавшихся за помощью в общественные организации, отображает положения миграционного и трудового законодательства, а также реконструирует основные стратегии и практики трудовых мигрантов в нашей стране и связанные с ними сложности и риски. Пособие хорошо зарекомендовало себя и активно используется в рамках предвыездной подготовки трудовых мигрантов в странах отправления (Кыргызстан, Таджикистан), для повышения потенциала специалистов государственных и общественных организаций в регионах РФ, преодоления стереотипов о трудовой миграции среди российского населения и учащейся молодежи.

Переиздание игры осуществлено БФ «ПСП-фонд» (Санкт-Петербург) в рамках программы «Ресурсный центр для социально ориентированных некоммерческих организаций Северо-Запада РФ, работающих с проблемами, порождаемыми трудовой миграцией», реализуемой при поддержке Министерства экономического развития Российской Федерации.

Подробнее