migrocenter (migrocenter) wrote,
migrocenter
migrocenter

Categories:

Интервью с актёром спектакля "Узбек"

Теперь я здороваюсь с дворником 
Взято здесь - http://filister.ru/teper-ya-zdorovayus-s-dvornikom/

талгат баталов


На выходных казанцы познакомились с режиссером Талгатом Баталовым и его документальным стендапом «Узбек», номинированным на «Золотую маску». Сцена клуба «China-Town-Cafe», где почти полтора часа шли разговоры о трудностях миграции и взаимоотношениях между некогда братскими народами, была пуста. Режиссер Баталов расставил 80 стульев в центре танцпола, актер Баталов ходил вокруг зрителей, рассказывая историю своего переезда в Россию. Личная история – стержень повествования, вокруг которого ходят кругом истории о бывших соотечественниках, приехавших в Москву на заработки. Помимо самого автора, по кругу зрительского зала ходили его личные документы: зеленый паспорт, зеленый военный билет, отказ от узбекского гражданства и прочее.

После спектакля к режиссеру подошли две женщины, преподавательницы Казанского театрального училища. «Гуляя по залу, вы теряете внимание зрителей. Им ведь неудобно», — сказала одна из них. «Узбекам часто неудобно жить в России, — ответил Баталов. — Совершенно справедливо, что зрителям тоже неудобно во время просмотра».

- Талгат, расскажи, пожалуйста, по поводу спектакля «Узбек», который ты дал в субботу. Об истории создания, о том, что ты в него вложил и что ты получил на выходе.

- Ну, спектакль «Узбек» появился в результате режиссерской лаборатории, которая проходила в Сахаровском центре в Москве при театре имени Йозефа Бойса. Называлась она «документальный театр права меньшинств», и на выбор было предложено некоторое количество тем. В том числе, темы, которые связаны с каким-то конкретным меньшинством. В списке были мигранты. Я остановился на мигрантах, или, как еще говорят, гастарбайтерах, поскольку эта тема мне была понятна. Я сам когда-то переехал из Узбекистана в Россию. Поэтому я знаю про ту жизнь и знаю про то, как люди живут здесь. Также под темой этой лаборатории была работа с документами. Поскольку я менял гражданство, я понял, что у меня сохранилось много реальных документов, связанных с этой историей. Я подумал, что хорошо было бы их вынести на сцену, чтобы зрители тоже все это увидели и поняли, что за этой бумагой стоит бюрократическая «мясорубка».

- Ты изначально решил, что роль в спектакле будешь исполнять самостоятельно?

- Поскольку документы были мои, брать актеров было глупо, ведь там появляется именно мой паспорт. Стало ясно, что это должен буду играть я, поскольку я не совсем актер, я стал двигаться в сторону жанра стендапа. Но не стендап-камеди в российском понимании, а стендап британский или американский. Много смотрел Джорджа Карлина, Билла Хикса, или там Эдди Иззарда и других. Стендап, который ставит неудобные вопросы и затрагивает острые темы.

- Как я понимаю, не было такой четкой структуры, четко прописанного текста. Есть список тем, о которых ты рассказываешь каждый раз по-разному и, условно говоря, есть коробка с документами, которые ходят по залу, зрители их рассматривают и т. д. Именно по структуре спектакля.

Текст писала драматург Екатерина Бондаренко. Там очень четко построена драматургическая структура внутри, а какие-то изменения происходят за счет формата жанра

- Это не совсем так, текст писала драматург Екатерина Бондаренко. Там очень четко построена драматургическая структура внутри, а какие-то изменения происходят за счет формата жанра. Просто стендап предполагает свободу, и он живет. То есть, если происходит какое-то событие, которое нельзя обойти вниманием, связанное с темой, то обязательно появляется новый скетч, но, в целом, у спектакля есть определенный тайминг и определенная структура, с чего все начинается и к чему все приходит. Есть четыре коробки, кроме моих документов, в них расшифровки бесед с реальными гастарбайтерами, правозащитниками, которые имеют отношение к этой теме. Это уже надстройка, такой второй этаж про людей, которые сталкиваются с этим ежедневно. И есть еще выдержки из статьи Путина, поскольку у нас был интерес добраться уже до самого верха — что обо всем об этом думает на тот момент еще премьер-министр страны, а сейчас, к сожалению, президент.

талгат баталов

- Расскажи, пожалуйста, как восприняла этот спектакль узбекская диаспора в Москве? Были ли к тебе какие-то претензии?

Это спектакль не для диаспоры, потому что те вещи, о которых я говорю, они очень понятны тем, кто проходил через все это

- Нет, никаких угроз не было, приходил киргизский посол с делегацией. Сказал после спектакля, что ему все понравилось, но претензий не было. Во-вторых, я хочу сказать, что это спектакль не для диаспоры, потому что те вещи, о которых я говорю, они очень понятны тем, кто проходил через все это. Он, прежде всего, поставлен для россиян, для людей, которые в ежедневной жизни каждый день с этим сталкиваются, с этими людьми, которые приехали, и отношение к ним всегда очень разное, зачастую, негативное. Потому что люди не знают конкретики, вещи, с которыми сталкиваются приезжие. Им кажется, что они понаехали отбирать хлеб, работу и так далее. На самом деле, если посмотреть на всю эту историю, какую работу они отбирают? Мне кажется, что мало кто согласится делать ту работу, которую делают они. Наверное, самая грязная работа там: в 4 утра колоть лед или заниматься уборкой. Было такое, что подходили зрители, кто-то плакал и говорил: «Знаете, я москвич в третьем поколении, я обалдел, для меня это был такой шок». Люди пишут мне в Фейсбук или Вконтакте, что «теперь я здороваюсь с дворником». Это, наверное, очень хороший театральный эффект.

- Твои знакомые, узбеки опять же, кто-нибудь из них видел спектакль? Ты рассказал об отношении к спектаклю москвичей. Хотелось бы узнать не общее, а личное отношение кого-нибудь из тех, кто, как ты сказал, с этой бюрократической «мясорубкой» столкнулся.

- Все, в основном, говорят, что правильно в театре об этом говорить, потому что об этом очень важно говорить. С позиции человека, который знает что-то про Россию и что-то знает про Узбекистан, поскольку я 20 лет прожил там и уже 6 лет здесь. И с этой точки зрения все говорят, что это правильно, это нужно. Другое дело, что узбекистанцам иногда не очень интересно слушать, потому что они все это проходили.

- Было ли у тебя особое настроение перед спектаклем в Казани? Все-таки это, как я понимаю, историческая родина твоих бабушек и дедушек?

Это все могло выйти и здесь, если бы Татарстан не остался в составе России

- Поскольку я татарин и моя татарская ветка попала в Узбекистан из Татарстана и Башкирии. Была такая советская программа, когда близкие по религии народы, этнически близкие, отправлялись заниматься образованием в Среднюю Азию. Например, обучать узбекский народ. Мои прабабушка с прадедушкой приехали как педагоги. У меня очень много родни в Казани по бабушкиной линии. Конечно, выступить здесь мне интересно. Я думаю, что тема очень близкая, поскольку татары — это люди восточные, им эта тема, тема спектакля, должна быть близка, с точки зрения того, что это история, в которую могли попасть мигранты, в том числе и в Татарстане. Это все могло выйти и здесь, если бы Татарстан не остался в составе России. А те страны СНГ, которые отделились, те попали в эту историю, вернее, некоторые их граждане казались в подобной ситуации. Это с точки зрения нехорошей перспективы, которая могла быть. Лично, конечно, тоже было очень интересно побывать в Казани.

- У нас очень громко заявляют, что татарам вне Татарстана должны всячески помогать. И в плане культуры, и в плане налаживания отношений. Если бы тебе поступило предложение на какой-нибудь большой площадке поставить спектакль, как бы ты к этому отнесся?

- Я бы отнесся к этому очень положительно. Здесь, опять же на своей исторической Родине — мне было бы очень интересно. Другое дело, что у меня есть определенные установки и какие-то свои вкусы. Если придти к общему знаменателю и мне будет интересно этим заниматься, а принимающей стороне будет интересно, то я был бы рад.

- То есть, ты считаешь, что эта практика вполне себе полезна?

- Смотри, евреи помогали друг другу всю жизнь, мне кажется, они несильно от этого проиграли. Ну, или иудеи, как там правильно, сейчас что-нибудь не то скажешь, уже обвинят.

- Ты что-то в четвертый раз про евреев говоришь.

- Это как в фильмах. Почему чернокожего убили на третьей минуте? Что-то такое.

Алексей Сорокин,  Ильнур Шарафие
Tags: Узбек, Узбекистан, Центральная Азия, театр, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments