August 1st, 2013

CMI

«Имели следы порезов и ожогов», или Живой товар из Узбекистана

«Имели следы порезов и ожогов», или Живой товар из Узбекистана

http://www.fergananews.com/articles/7814

В редакцию «Ферганы» пришло письмо: женщина, гражданка Узбекистана, поехала с дочерью отдохнуть в Батуми и была неприятно поражена, узнав, что «узбечка» в Аджарии сегодня значит примерно то же, что «Наташа» в Турции. «Фергана» публикует это письмо - и комментарий директора НПО «Общество содействия гармоническому развитию человека» Цовинар Назаровой, которая более десяти лет в Грузии занимается проблемами торговли людьми и сексуальной эксплуатации.

Письмо. «Я проплакала всю ночь…»

В начале лета, когда жара стала одолевать Тбилиси, я решила съездить на запад и немного отдохнуть на море. Не раздумывая долго, я собралась и поехала в Батуми, чтобы оттуда съездить с визитом в Турцию, благо от Батуми до границы всего 16 километров, и потом остаться с дочерью в одной из живописных деревень на грузинском побережье в Аджарии.

На выезде из Батуми я неожиданно увидела… узбекский флаг, висящий в каком-то дворе! Я, не успев толком разглядеть помещение, затормошила попутчиков с возгласами: «Смотрите, смотрите, это наш флаг! Тут есть узбекский флаг!» Мне было очень любопытно, почему он тут висит – я не знала, было ли это какое-то официальное представительство моей страны в славном городе Батуми, или что-то ещё; но я была страшно горда, потому что, насколько я успела заметить, других флагов там не было, кроме узбекского и грузинского.

Сюрпризы начались, когда я, завершив визит к друзьям в Турцию, возвращалась в Грузию. Пройдя турецкий пограничный пункт, я с воодушевлением подошла к грузинскому пограничному контролю. «Гамарджобат!» – с широкой улыбкой я протянула свой паспорт. Кивнув мне, пограничник стал проверять мой документ, но вместо того, чтобы шлёпнуть штамп со словами «Добро пожаловать в Грузию», как всегда было раньше, вдруг сказал: «Подождите», - вышел из будки и подошёл к другому офицеру. Я, недоумевая, что могло вызвать вопросы, оглянулась на них, услышала «Узбекистан»: офицеры смотрели на меня и листали мой паспорт. Через десять минут он вернулся в будку, ещё раз внимательно на меня посмотрел, спросил, зачем я еду в Грузию (Как зачем??? Я тут живу!), и поставил долгожданный штамп.

С дочкой обстояло сложнее. Поскольку она уже совершеннолетняя, то проходила границу самостоятельно. И пограничник вдруг… отказался её пропускать. На вопрос «почему?» он задавал странные встречные вопросы, вроде «зачем вы столько лет подряд постоянно приезжаете в Грузию?», «почему у вас нет вида на жительство?» - и в конце заявил: «Мы решили вас не пропускать». Хорошо, что у моей дочери достаточно богатый опыт международных путешествий, и она стала возмущаться, требуя предоставить основания отказа и настаивая, что гражданам Узбекистана для въезда и пребывания на территории Грузии никаких разрешительных документов не надо. В конце концов, когда она сказала, что четыре года жила и училась в Грузии, её пропустили. Мы обсудили этот инцидент, посокрушались, понедоумевали, возмутились - но в итоге решили забыть о нем, списав неприятность на больные желудки пограничников. Дочь вскоре уехала в Тбилиси, а я осталась на море.

Отдыхая на побережье, я иногда ездила в Батуми, благо путь на маршрутке занимает всего 20 минут. Каждый раз, проезжая окраину города, я смотрела на наш флаг, который висел теперь уже в соседстве с турецким, грузинским и российским. Я заметила, что рядом с двором, где они висят, есть гостиница «Лука», а во дворе, по всей вероятности, располагается ресторан. Я все так же удивлялась, что бы это могло значить, спрашивала водителя и других пассажиров, но никто не мог мне объяснить, с чего в этом дворе узбекский флаг. И я подумала, что, по-видимому, в этом ресторане готовят узбекские блюда, плов например. Я радовалась флагу и улыбалась ему, как старому знакомому.

Однажды водитель маршрутки стал спрашивать меня, не нужна ли мне комната в деревне рядом с морем – оказывается, у него был небольшой гостевой дом (как, впрочем, у каждого жителя тех деревень), который он в сезон сдавал туристам за скромную плату. Между делом он вдруг сказал:

- Недавно приезжали турки с узбечками, хотели поселиться на неделю. Я им отказал.

- Почему? – ничего не подозревая, наивно спросила я.

- А зачем мне такая репутация? Я кого попало не пускаю! Эти узбечки были вместе с турками!

- Какая репутация, и что плохого в узбеках или турках? – продолжала недоумевать я.

- Как, ты что, не понимаешь? Они работать приехали… ну, работать, понимаешь? Они турков обслуживают, эти узбечки.

Мне стало не по себе, и я не стала продолжать разговор…

Затем на пляже я познакомилась с серьёзным бизнесменом, который оказался отцом одноклассника моей дочери, назовём его батоно Ираклий. Обрадовавшись такому внезапному совпадению – ну надо же, как тесен мир! – мы долго беседовали о наших детях, обсуждали школы и университеты, перспективы и возможности, одним словом, все, что обычно обсуждают родители одноклассников-выпускников. В какой-то момент к нам присоединился знакомый моего нового знакомого, изрядно подвыпивший. Протянув мне руку для знакомства, он спросил, откуда я. Услышав «Ташкент», он подмигнул со словами: «Похоже, узбечки нынче в моде?» Ираклий в ответ на это угрожающе процедил: «Следи за языком, ты пьян!» - «А что? Тут теперь очень много красивых узбечек!». Вскочил один, вскочил другой. Они возбуждённо заговорили на грузинском, и после бурной и агрессивной дискуссии пьяный друг начал бормотать извинения, пряча глаза, и вскоре ушёл. Батоно Ираклий, нахмурившись, извинился за инцидент и попросил не обращать внимания… а у меня в голове вдруг сложилась картинка, ясная до ужаса. Я спросила, знает ли он гостиницу «Лука» на окраине Батуми, и ресторанчик рядом с ней. Он сказал: «Да, все знают этот бордель, а в том ресторанчике турки нанимают проституток. А почему вы спрашиваете?»

Я плакала весь вечер. Теперь понятно поведение пограничников. И комментарий водителя маршрутки. И пьяные выходки курортников… И на проспектах и бульварах курортного города я стала замечать, как много вокруг «девочек» с азиатской внешностью.

Я не хочу, чтобы название моей страны и наш флаг вызывали такие ассоциации.

В последующие дни, проезжая в маршрутке мимо той гостиницы, я с горечью смотрела на наш светлый флаг, вдруг заметив, что он больше похож на половую тряпку, весь грязный и заплёванный: и в прямом, и в переносном смысле. Мне больше не хотелось, чтобы люди знали, чей это флаг. А больше всего мне не хотелось, чтобы он там висел».

Эксперт: «Почти все девушки, вовлеченные в секс-индустрию, - жертвы торговли людьми»

«Фергана» попросила прокомментировать ситуацию с трафиком и торговлей людьми в Грузии директора «Общества содействия гармоническому развитию человека» (People’s Harmonious Development Society, PHDS) госпожу Цовинар Назарову.

PHDS - одно из немногих НПО в Грузии, которое занимается проблемами миграции и торговли людьми в Черноморском регионе более десяти лет. Сейчас PHDS начинает съемки документального фильма о девушках из Узбекистана, пострадавших от торговли людьми в Грузии (проект поддержан посольством США в Грузии). С 2012 года PHDS зарегистрировано около 40 обращений женщин, утерявших документы на территории Грузии, восемь из которых были идентифицированы как случаи торговли людьми. По информации узбекских НПО, с 2011 года зарегистрировано 36 обращений за помощью; шесть девушек из обратившихся вернулись на родину.

Как рассказала Ц.Назарова, количество девушек и женщин, вовлечённых в секс-индустрию в Грузии, а это, в основном, регион Аджарии, исчисляется сотнями, если не тысячами. Если посмотреть длинный список обратившихся за помощью к PHDS и лично к Цовинар Назаровой, то подавляющее большинство из них - гражданки Узбекистана, приехавшие почти из всех регионов страны, от Андижана до Каракалпакии. Среди обратившихся в «Общество содействия…» ещё никогда не было граждан Таджикистана, Кыргызстана, Казахстана и Туркменистана. Возможно, причина в том, что гражданам Узбекистана приходится обращаться в консульство Узбекистана в Баку (Азербайджан), и чтобы добраться до Азербайджана, нужна помощь НПО. Граждан же других стран Центральной Азии обслуживают консульства и посольства, расположенные в Тбилиси. За весь период деятельности НПО был только один случай обращения за помощью девушки с киргизским паспортом, да и тот был поддельный, а сама девушка была из Узбекистана.

[Spoiler (click to open)]

Информация о секс-рабынях из Узбекистана последнее время довольно часто стала появляться в СМИ. «Фергана» писала об этнических борделях в Санкт-Петербурге, о закрытии притона вЕкатеринбурге, где работали узбечки, о задержании гражданок Узбекистана вБаку. Из последних новостей - КПсообщила, что 29 июля в Иркутске был закрыт бордель, где работали уроженки Кыргызстана и Узбекистана.
В Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми дается определение «торговли людьми». Этот термин означает «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов. Согласие жертвы торговли людьми на запланированную эксплуатацию не принимается во внимание, если было использовано любое из средств воздействия, указанных выше. Вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение ребенка для целей эксплуатации считаются «торговлей людьми» даже в том случае, если они не связаны с применением какого-либо из средств воздействия, указанных выше».

«Жертва» торговли людьми, по определению Конвенции Совета Европы, означает «любое физическое лицо, подвергающееся торговле людьми».

В Грузии принят антитрафикинговый закон, который тоже дает определения «жертв торговли людьми»: это «люди, которым в результате торговли людьми был причинён моральный, физический или имущественный вред, и признанные жертвами торговли людьми постоянно действующей группой при Межведомственном координационном совете, осуществляющем направленные против торговли людьми мероприятия в порядке, установленном законодательством Грузии».

Как отмечает Ц.Назарова, очень важно понимать, что почти все женщины, вовлеченные в секс-индустрию, являются жертвами сексуальной эксплуатации или торговли людьми и были принудительно вовлечены в проституцию. По данным «Общества содействия…», все девушки из Узбекистана, оказавшиеся секс-рабынями, были первоначально обмануты и принуждены к занятиям проституцией посредством угроз, шантажа и применения силы. Девушкам обещают работу на чайных фабриках, по уборке помещений или уходу, в ресторанах и гостиницах, и так далее. Далее действует проверенная схема: у девушек отбирают паспорта, давая взамен копию паспорта, которую они предъявляют в случае надобности, и угрозами и побоями, вынуждают заниматься проституцией. По словам судмедэксперта, пожелавшего остаться анонимным, все когда-либо направленные на судмедэкспертизу (проходившие по различным уголовным делам) девушки из Узбекистана имели следы порезов на венах и ожогов от сигарет. ВСЕ. Их клиентами, как правило, являются граждане Ирана и Турции, но мучают их не клиенты: непослушных, отказывающихся от работы девушек водят на «перевоспитание» к «маме Розе»…

Летом прошлого года жители приморского села Гонио (Аджария) вышли на демонстрацию, протестуя против увеличившегося потока проституток из Средней Азии. На фото Азаттык - девушки на улицах Гонио.

Как рассказала Ц.Назарова, если раньше Грузия считалась транзитной страной, через которую организаторы секс-бизнеса вывозили девушек в другие страны (ОАЭ, Турция и пр.), то пару лет назад ситуация изменилась, и теперь Грузия является страной назначения. Согласно ежегодному исследованию, проводимому Госдепом США, раньше Грузия входила в первую группу стран, т.е. была среди тех государств, которые прилагают все усилия по противодействию торговле людьми и имеют хорошие результаты. Так, в 2004 году было так называемое «узбекское дело», когда в Тбилиси на квартире сотрудники правоохранительных органов нашли сразу 14 девушек, которых должны были переправить в ОАЭ. Однако в отчете за 2012 год Грузия переместилась во вторую группу, т.е. в число тех стран, чьи усилия в этой области недостаточны, а результаты не слишком хороши.

Как рассказала Цовинар Назарова, в Грузии создан и действует Антитрафикинговый фонд при Министерстве Труда, Здравоохранения и Социальной защиты. Если женщина, которая была обманом перевезена в Грузию и путем угроз, шантажа, применения силы, использования уязвимого положения и проч., принудительно вовлечена в занятия проституцией, заявит об этом правоохранительным органам или при помощи НПО даст интервью Постоянно действующей мобильной группе при Межведомственном Координационном Совете по проведению мероприятий против торговли людьми то ее признают потерпевшей (в первом случае) или пострадавшей (во втором) от торговли людьми, и это даст женщине право на защиту и помощь, возможности которой изложены в законодательстве Грузии.

Пострадавшему/потерпевшему обеспечивают конфиденциальность персональных данных, социальную, юридическую, психологическую помощь. В полномочия Антитрафикингового фонда входит также выплата одноразовой помощи идентифицированным жертвам трафика в размере 1000 лари (примерно 650 долларов). Однако девушки стесняются или боятся заявить о своем положении, дать показания против своих эксплуататоров и в этом проблема, отмечает Ц.Назарова.

Как правило, жертвы трафика обращаются за помощью в НПО или госструктуры в случае возникновения у них проблем, связанных, например, с восстановлением паспорта для возвращения домой, когда они уже бежали от преступников или отработали на них несколько лет и выплатили сутенерам серьезную сумму (по разным данным, сутенеры требуют от секс-рабынь от шести до девяти тысяч долларов, якобы в счет компенсации затрат на дорогу, поиск работы, оплату квартиры, питание и проч.) Узбекское посольство в Баку оказывает своим гражданам посильную помощь.

Есть еще одна проблема. Для въезда в Грузию гражданам Узбекистана не нужен выездной разрешительный стикер, но девушки, принуждаемые к занятиям проституцией, часто оказываются в Турции или других странах: их либо вывозят из Грузии, либо они сами сбегают от трафикеров. Однако после, снова оказавшись в Грузии, они уже не могут вернуться в Узбекистан: по узбекскому законодательству, оказавшись в странах «дальнего зарубежья» без стикера, девушки становятся нарушителями, за нелегальное пересечение границы полагается штраф от 200 до 400 минимальных размеров заработной платы либо лишение свободы от трёх до пяти лет. Таким образом, девушки боятся вернуться домой и часто остаются в Грузии. Бывает, что от безысходности они либо возвращаются в секс-индустрию, либо вовлекаются в другой преступный бизнес.

Сейчас общественность Грузии широко обсуждает недавний случай убийства 16-летней грузинской девушки в Батуми. Предположительно убийцей был иностранный гражданин. Несколько раз в день идут репортажи по телевидению об этом событии, публикуются отчёты в прессе, дают интервью официальные лица из различных ведомств.

Но почти одновременно с этим случаем произошло жестокое убийство гражданки Узбекистана. Издание Prime Time сообщило, со ссылкой на МВД Грузии, об убийстве узбечки из Хорезма, которая занималась проституцией. Трагедия произошла в лесу неподалеку от Батуми, исполнители задержаны. Следствие выяснило, что убитая работала в батумском клубе «Арена», за полтора месяца ее эксплуатации «мама Роза» заработала 3000 долларов. Когда девушка отказалась «работать» и пригрозила в споре, что напишет заявление в полицию, с ней расправились.

Некоторые СМИ, в том числе и российские, перепечатали эту новость, не постеснявшись назвать и фамилию жертвы, но общественного резонанса информация не получила. По непроверенным данным, жертву уже похоронили в Грузии, так как у родителей не было средств на транспортировку трупа. Смогли ли приехать родители на похороны, не сообщалось.

После этого убийства многие девушки испугались и хотели бы вернуться домой, уверяет Ц.Назарова, однако очень немногие девушки готовы заявить в полицию о сутенёрах и трафикёрах, боясь мести.

P.S. По информации «Ферганы», в настоящий момент флаг Узбекистана у гостиницы «Лука» в Батуми больше не висит.

Международное информационное агентство «Фергана»