January 20th, 2013

CMI

В Финляндии нет "нелегалов". Есть "лица без документов"....

http://mirror-wolfe.livejournal.com/195152.html            23 ноября 2012

В Хельсинки вот уже второй год проходит Международный фестиваль фильмов о мигрантах. 

Программа - весьма насыщенная. Кроме "традиционных" тем обсуждаются "свежие" темы" свободы слова и художественного выражения, "мигранты без документов" (в России более известные как "нелегальные"), подпольная
музыкальная культура Ирана, палестинцы из числа сексуальных меньшинств, живущие в Израиле, современное рабство, лагеря для ведьм в Африке SaveFrom.net, травмы, нанесенные людям военными конфликтами... И даже - тема мигрантов в научной фантастике...
Вчера пригласили рассказать аудитории фестиваля о том, какова реальность "путинской суверенной демократии". На встречу приехала прямо из аэропорта. Попала на очень интересный рассказ двух молодых юристов Центра помощи беженцам о том, что делается в Финляндии и Швеции для обеспечения права человека на здоровье в контексте возможностей получения медицинской помощи лицами без документов, которые не имеют юридического права на проживание на территории этих европейских стран. То есть, каковы права "нелегалов"... 
IMG_0790

В финском обществе, как и в любом ином, тема "свой-чужой" обсуждается с тех пор как человек поднял на соседа дубину и вынудил его искать себе  иной "дом". Одним из наиболее искренних защитников прав мигрантов  является режиссер Аки Каурисмяки. Посмотрите "Жизнь богемы" или "Гавр". В них - позиция Каурисмяки. Один из его соседей в маленьком финском городке - японский поэт Тошитаке Шинохара. Он уже много лет живет в Финляндии. И с Аки Тошитаке - много лет сосед по улице. Учился в Москве. Любит и знает российские песни: чудесно поет и
"Огонек" и "Синий троллейбус"... 
Вчера довелось узнать некоторые интересные факты. Мигрантов без разрешения на пребывание на территории Финляндии в стране насчитывается несколько сотен. По сравнению с соседней Швецией - мизер. Там, по грубым оценкам, около трех тысяч человек живут без вида на жительство. Но точное число установить практически не возможно. Я спросила, граждан каких стран отчаяние  толкает выбрать тяжкую долю "лица без документов"? В Финляндии  это -
страны Африки, Афганистан, Ирак. 
Но эти люди могут легализовать свое пребывание в стране, если им удастся выжить, не быть пойманным полицией, в течение 18 месяцев. Это - норма финского законодательства.
 Эта  задача облегчается неравнодушными людьми, в том числе такими как эти две молодые девушки на фотографии. Они - молодые юристы. В этом году включились в проект помощи "лицам без документов". Он заключается в финансировании "глобальных клиник": тайных лечебных центров, где нелегалам оказывают бесплатную медицинскую помощь. А с этого года - и юридические консультации. Вы можете спросить: а как же полиция? Но в Финляндии право врача на сохранение врачебной тайны очень жестко охраняется законом. И те врачи, которые оказывают бесплатную мед помощь мигрантам, имеют полное законное право не сообщать о них в полиции.  Кстати, эта программа полностью финансируется Ассоциацией игровых автоматов... 
Кроме того, пребывание в Финляндии без вида на жительство не является уголовным преступлением. Это расценивается  как  нарушение Акта о иностранцах. Соответственно, максимальная санкция - штраф. 
В Швеции, кроме "людей без документов" есть юридическая категория "скрытых" людей. Это - те соискатели убежища, чьи заявления получили отказ, но остались в стране. Интересно, что в Швеции дети этой категории "нежителей" имеют такие же права как и дети граждан, в том числе на образование и медицину. А в июле 2013 года в действие вступит закон, согласно которому и сама категория "скрытых" резидентов страны  будет полностью уравнена в основных социальных правах. 
В Финляндии новый состав городского совета Хельсинки в сентябре этого года приступил к рассмотрению вариантов обеспечения базовой медицинской помощи "лицам без документов". В этом они следуют примеру Мюнхена или Дюссельдорфа, которые не стали дожидаться принятия федеральных законов и открыли первые официальные клиники для "лиц без документов". Нечто подобное существует и в ряде регионов Испании, где местные власти приняли решения о том, что медицинская помощь предоставляется как резидентам, так и нерезидентам, вне зависимости от их  административного статуса. Это - реальность Андалусии, Болеарских островов, Мадрида и Страны Басков. 
Во Франции дети "лиц без документов" имеют полное право на получение медицинской помощи, если она находятся на территории страны больше трех месяцев. Но уже началась дискуссия о том, что ребенок не может ждать три месяца в случае серьезных заболеваний. 
Кроме того, есть и экономические факторы, которые помогают лоббировать все эти щепетильные темы. Чем раньше человек обратится ко врачу, тем быстрее будет диагностировано его заболевание и, соответственно, тем существеннее
будет снижение затрат на его лечение.
CMI

"Вера. Надежда. Маньчжурия. Русские старообрядцы." в Мультимедиа Арт Музее

Взято здесь - http://moscow-walks.livejournal.com/1384066.html
В 1930‑х — начале 1940‑х годов исследователи из токийского Института  освоения территорий, сотрудником которого являлся учёный-биохимик Ямадзоэ Сабуро, изучали опыт успешного выживания русских в новых для них маньчжурских условиях. Для японцев это было жизненно важно, так как они планировали массово переселять своих крестьян в образованное на территории Маньчжурии марионеточное государство Маньчжоу-го. Уклад жизни романовцев изучался и затем описывался в специальных изданиях для колонистов. Можно только догадываться, насколько сильным  эмоциональным опытом стало для профессора Ямадзоэ общение с русскими старообрядцами, однако более 60 лет он хранил не только воспоминания, но и сделанные во  время экспедиции непрофессиональные, но очень выразительные фотографии села Романовка и его обитателей.
01.
Изображение 078

Ямадзоэ Сабуро бывал в Романовке неоднократно, проводил там довольно много  времени и стал свидетелем самых разных событий здешней повседневной жизни; судя по всему, он хорошо знал её жителей и они тоже привыкли к
нему — в фотографиях нет напряжённого позирования моделей. Взгляд учёного, который должен был в первую очередь изучать особенности рациона питания жителей Романовки, в свою очередь, не страдает документальной беспристрастностью и научной сухостью: запечатлённый им быт и портреты крестьян поэтичны, исполнены явной симпатии и неподдельного интереса к героям снимков.
Collapse )

20 января был последний день выставки.
CMI

German Marshall Fund is offering a three to six-month doctoral fellowship in the field of migration

A great opportunity for a doctoral researcher:

http://www.facebook.com/groups/159893484023082/permalink/549206188425141/

The German Marshall Fund of the United States (GMF) is offering a three to six-month doctoral fellowship in the field of migration and integration at GMF’s headquarters in Washington, DC. The application deadline is February 28, 2013.

The Fellowship is designed to bring doctoral students working on immigration and integration issues to Washington, DC for a stay of three to six months. It aims to expose them to the work of a transatlantic organization and connect them with relevant experts and research resources in Washington, DC. During the program, the Fellow will be based at GMF’s headquarters and will work closely with GMF’s Immigration and Integration team. The Fellowship is unpaid, but the Fellow will be provided with shared office space and support from locally-based staff for independent research and writing activities while in residence. Depending on the experience level and the quality of the work produced, the Fellow will have the opportunity to write and publish short articles and papers, as well as actively participate in GMF events, including moderating or speaking activities. The Fellow may also have an opportunity to provide advice on GMF projects and programming.

Fellows should focus on a topic closely related to one or more of GMF‘s Immigration and Integration team’s research and programming areas:
1. Immigration and integration dynamics and practices at the local level, including welcoming initiatives and practices to foster social cohesion among immigrant and receiving communities;
2. Labor migration policies and the global competition for talent;
3. Diversity and Inclusion policies and the promotion of diverse leadership in sectors such as government, business or media.

Special consideration will be given to applicants who work on these topics in a comparative or transatlantic/international perspective.

GMF strengthens transatlantic cooperation on regional, national, and global challenges and opportunities in the spirit of the Marshall Plan. GMF does this by supporting individuals and institutions working in the transatlantic sphere, by convening leaders and members of the policy and business communities, by contributing research and analysis on transatlantic topics, and by providing exchange opportunities to foster renewed commitment to the transatlantic relationship.

Qualifications
1. Applicants should have completed a university degree and currently be working on a PhD in the field of migration and integration, with expertise or research focused on one of the topics listed above.
2. Applicants should have experience in a professional environment (e.g. previous internship or employment).
3. Applicants should possess excellent verbal and written communication skills in English, and should be self-motivated and able to work independently.

For applicants already based in Washington, DC, there is also the option of doing this fellowship part-time.

Application Procedure
There is no formal application form. To apply for this fellowship, please submit the following documents:
• A cover letter describing your main research interests, your interest in the fellowship and what you expect to gain through a research stay in Washington, DC, and how you could contribute to programming at GMF;
• A curriculum vitae;
• A writing sample of 5-10 pages in English.

Please send your application materials via email to Stefanie Jost at sjost@gmfus.org. You will receive an email confirming the receipt of your application after the deadline. All application materials must be received by GMF by the deadline in order to be considered.

CMI

ПАСПОРТНАЯ СИСТЕМА СОВЕТСКОГО КРЕПОСТНИЧЕСТВА

В связи с возможными нововведениями по частичному возвращению системы прописки, бывшей надёжной  опорой бюрократического СССР, интересно вспомнить, что печатали прогрессивные журналы 1990-х о советской паспортной системе. Возьмём, например, журнал "Новый мир".

Опубликовано в журнале: «Новый Мир» 1996, №6 nbsp; ПУБЛИКАЦИИ И СООБЩЕНИЯ
В. ПОПОВ  *  ПАСПОРТНАЯ СИСТЕМА СОВЕТСКОГО КРЕПОСТНИЧЕСТВА
Паспорт — вид, свидетельство, лист или письмо для проходу, проезду или проживания.
Вл. Даль.

1

27 декабря 1932 года в Москве председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым и секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе было подписано постановление № 57/1917 “Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов” 1.

Время выбиралось не случайно: сельское население было с корнем вырвано из родной почвы и рассеяно по стране. Миллионы “раскулаченных” и бежавших в страхе из деревни от “коллективизации” и непосильных хлебозаготовок людей надо было выявить, учесть, распределить на потоки в зависимости от “социального положения” и закрепить за государственными работами. Следовало умело воспользоваться плодами “победы”, достигнутой в ходе “коренного перелома”, закрепить это новое состояние — рассеивание людей, не дать им вернуться в родные места, закончить принудительное разделение российского общества на “чистых” и “нечистых”. Теперь каждый человек должен был находиться под недреманным оком ОГПУ.

Положение о паспортах устанавливало, что “все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта”. Отныне вся территория страны и ее население делились на две неравные части: ту, где была введена паспортная система, и ту, где ее не существовало. В паспортизированных местностях паспорт являлся единственным документом, “удостоверяющим личность владельца”. Все прежние удостоверения, ранее служившие видом на жительство, отменялись 2 . Вводилась обязательная прописка паспортов в органах милиции “не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство”. Обязательной стала и выписка — для всех, кто выбывал “из пределов данного населенного пункта совсем или на срок более двух месяцев”; для всех, покидающих прежнее местожительство, обменивающих паспорта; заключенных; арестованных, содержащихся под стражей более двух месяцев.

Помимо кратких сведений о владельце (имя, отчество, фамилия, время и место рождения, национальность) в паспорте указывались: социальное положение (взамен чинов и званий Российской империи советский новояз устанавливал для людей следующие социальные ярлыки: “рабочий”, “колхозник”, “крестьянин-единоличник”, “служащий”, “учащийся”, “писатель”, “художник”, “артист”, “скульптор”, “кустарь”, “пенсионер”, “иждивенец”, “без определенных занятий”), постоянное местожительство и место работы, прохождение обязательной военной службы и перечень документов, на основании которых выдавался паспорт. Предприятия и учреждения должны были требовать от принимаемых на работу паспорта (или временные удостоверения), отмечая в них время зачисления в штат. Главному управлению рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР поручалось в десятидневный срок представить в Совнарком инструкцию о “проведении постановления” 3 . Минимальный срок подготовки инструкции, о котором говорится в постановлении, указывает: она была составлена и согласована во всех звеньях высшего партийно-государственного аппарата советской власти задолго до декабря 1932 года.

Большинство законодательных документов советской эпохи, регулировавших основные вопросы жизни людей, никогда полностью не обнародовались. Многочисленные указы Президиума Верховного Совета СССР и соответствующие им акты союзных республик, постановления Совнаркома и ЦК партии, циркуляры, директивы, приказы наркоматов (министерств), в том числе важнейших — внутренних дел, юстиции, финансов, заготовок, — имели грифы “Не для печати”, “Не публиковать”, “Не подлежит оглашению”, “Секретно”, “Совершенно секретно” и т. п. Законодательство имело как бы две стороны: одну, в которой открыто и гласно — “для народа” — определялась правовая норма. И вторую, секретную, которая была главной, ибо в ней всем государственным органам предписывалось, как именно следует понимать закон и практически проводить его в жизнь. Часто закон сознательно, как в приведенном нами постановлении от 27 декабря 1932 года, содержал одни общие положения, а его реализация, то есть практика применения, раскрывалась в секретных подзаконных актах, инструкциях, циркулярах, которые издавало заинтересованное ведомство. Поэтому постановление Совнаркома СССР № 43 от 14 января 1933 года утверждало “Инструкцию о выдаче паспортов”, которая имела два раздела — общий и секретный.

Первоначально предписывалось проведение паспортизации с обязательной пропиской в Москве, Ленинграде (включая стокилометровую полосу вокруг них), Харькове (включая пятидесятикилометровую полосу) в течение января — июня 1933 года. В том же году предполагалось закончить работу в остальных регионах страны, подпадавших под паспортизацию. Территории трех вышеназванных городов со сто-пятидесятикилометровыми полосами вокруг объявлялись режимными. Позже постановлением Совнаркома СССР № 861 от 28 апреля 1933 года “О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории СССР” к режимным были отнесены города Киев, Одесса, Минск, Ростов-на-Дону, Сталинград, Сталинск, Баку, Горький, Сормово, Магнитогорск, Челябинск, Грозный, Севастополь, Сталино, Пермь, Днепропетровск, Свердловск, Владивосток, Хабаровск, Никольско-Уссурийск, Спасск, Благовещенск, Анжеро-Судженск, Прокопьевск, Ленинск, а также населенные пункты в пределах стокилометровой западноевропейской пограничной полосы СССР. В этих местностях запрещалось выдавать паспорта и проживать лицам, в которых советская власть видела прямую или косвенную угрозу своему существованию. Эти люди под контролем органов милиции подлежали выдворению в другие местности страны в течение десяти дней, где им предоставлялось “право беспрепятственного проживания” с выдачей паспорта.

Секретный раздел вышеназванной инструкции 1933 года устанавливал ограничения на выдачу паспортов и прописку в режимных местностях для следующих групп граждан: “не занятых общественно-полезным трудом” на производстве, в учреждениях, школах (за исключением инвалидов и пенсионеров); убежавших из деревень (“сбежавших”, по советской терминологии) “ кулаков” и “раскулаченных”, хотя бы они и “работали на предприятиях или состояли на службе в советских учреждениях”; “перебежчиков из-за границы”, то есть самовольно перешедших границу СССР (кроме политэмигрантов, имеющих соответствующую справку от ЦК МОПРа); прибывших из других городов и сел страны после 1 января 1931 года “без приглашения на работу учреждением или предприятием, если они не имеют в настоящее время определенных занятий, или хотя и работают в учреждениях или предприятиях, но являются явными летунами (так именовались часто менявшие место работы в поисках лучшей жизни. — В. П.), или подвергались увольнению за дезорганизацию производства”, то есть опять-таки тех, кто бежал из деревни до начала развертывания “сплошной коллективизации”; “лишенцев” — людей, лишенных советским законом избирательных прав, — тех же “кулаков”, “использующих наемный труд”, частных торговцев, священнослужителей; бывших заключенных и ссыльных, в том числе судимых даже за незначительные преступления (в постановлении от 14 января 1933 года приводился “не подлежащий оглашению” специальный перечень этих лиц); членов семей всех вышеперечисленных групп граждан 4.

Поскольку советское народное хозяйство не могло обойтись без специалистов, для последних делались исключения: им выдавались паспорта, если они могли представить “от этих предприятий и учреждений свидетельство об их полезной работе”. Такие же исключения делались для “лишенцев”, если они находились на иждивении у своих родственников, которые служили в Красной Армии (этих стариков и старух советская власть считала уже неопасными; кроме того, они представляли собой заложников на случай “нелояльного поведения” военнослужащих), а также для священнослужителей, “исполняющих функции по обслуживанию действующих храмов”, иными словами, находящихся под полным контролем ОГПУ.

Collapse )



Продолжение см. здесь -  http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1996/6/popov-pr.html