migrocenter (migrocenter) wrote,
migrocenter
migrocenter

Бунт районного масштаба_2 часть

Конечно, плодами земли-матушки деятельность Покровской овощебазы не ограничивается. Большую часть ее территории занимает логистический центр, способный принимать до тысячи грузовых фур в день. Согласно неофициальным данным, через этот объект проходили крупные партии наркотиков и контрафактного товара, здесь оформлялись фальшивые документы и отмывался «черный нал». Эти сферы контролировали отдельные мафиозные структуры, деятельностью которых активно интересовались различные силовые ведомства. По сути, овощебаза стала настоящим государством в государстве.

Есть версия, что в 2013 году неизвестные лица из криминальных «контролеров» объекта заинтересовались территорией, на которой расположена овощебаза, с целью построить огромный торговый центр. Такая инициатива могла вызвать очередной виток клановых войн и точно потребовала бы затратных согласований с властями. Бирюлевский погром сильно упростил задачу.

Следует признать: без серьезного общественного и медийного резонанса закрыть базу было бы сложно. У компании-владельца очевидно имелся хороший административный ресурс, который в любой иной ситуации был бы использован для спуска ситуации на тормозах. Так, почетный президент компании — владельца базы, ЗАО «Новые Черемушки», Герой России и летчик-испытатель МагомедТалбоев публично заявлял, в частности, о близком знакомстве с ВладимиромПутиным, королем Иордании и бывшим президентом Ирана, а также в ультимативной форме требовал отменить закрытие овощебазы, грозя серьезными проблемами с поставками овощей и фруктов на московский рынок.

В итоге решение о переносе базы принято, и это соответствует, по всей видимости, интересам всех «хозяев» объекта и, как ни странно, самих жителей района.

Не те дискуссии

По итогам событий в Бирюлеве в публичной плоскости развивались две основные темы: национальный вопрос и миграционная политика. Судя по всему, государство приняло решение сделать упор на борьбу с нелегальными мигрантами, причем пока что мерами несистемного характера. В конце прошлой недели глава столичной полиции Анатолий Якунин объявил тотальную войну нелегалам. В очередной раз пройдут облавы на всех рынках столицы, кроме того, органы проверят жилой сектор на выявление «резиновых» квартир. Более того, такие масштабные акции теперь будут проходить каждую пятницу, пообещал Якунин. Глава ФМСКонстантин Ромодановский предложил установить ответственность за фиктивное привлечение рабочей силы и запретить перепродажу квот. Следует отметить, что в организации теневого бизнеса по махинациям с квотами обвиняют как раз сотрудников самой ФМС.

[Spoiler (click to open)]

События в Западном Бирюлеве вызвали заметный всплеск эмоций у националистических и ультралиберальных движений, а также у политиков, спекулирующих на подобной тематике. Дефицит содержательного подхода к национальному вопросу у властных элит вызывает появление и популяризацию фактически антигосударственных лозунгов и мнений.

Между тем соцопросы показывают, что национализм не та черта, которая характеризует современное российское общество. Возьмем для наглядности одно из последних исследований «Национальный вопрос в российской общественно-политической жизни», которое в январе—сентябре 2013 года провел фонд «Холокост».

Лозунг о выделении из состава России хотя бы одной из республик Северного Кавказа в среднем по стране поддерживает лишь 9% граждан. В московском и петербургском регионах, а также в Южном федеральном округе таковых оказалось в два раза больше — 18%. Этот опрос прекрасно дополняет недавнее исследование ВЦИОМа, которое показало, что 84% граждан считают человека русским не по крови, а по таким параметрам, как принадлежность к русской культуре, знание языка, вера. Где же тут ксенофобия?

Хотите ли вы отделения хотя бы одного региона Северного Кавказа?

При этом фонд «Холокост» выявил пугающий результат: сразу 37% жителей России убеждены, что «русские в своей собственной стране, которую они исторически создавали, оказались в роли угнетенного большинства». Правда, высокий показатель получился во многом благодаря русским респондентам из Москвы и Петербурга, а также из республик Северного Кавказа. Кажется парадоксальным, что в среднем более состоятельные жители столиц чувствуют себя «угнетенными». Только если не учитывать ситуацию, когда государство оставляет горожан один на один с клановыми этническими структурами, не обеспечивает защиту во дворах и на улицах, вынуждая сталкиваться с патриархальным «кошелек или жизнь».

Согласны ли вы с высказыванием: «Русские в своей собственной стране, которую они исторически создавали, оказались в роли угнетенного большинства; преимущество имеют другие народы?»

При этом многолетнее отсутствие доверия россиян к работе органов правопорядка вынуждает их искать иные способы защиты, например заградительные. Еще одно исследование: большинство жителей страны выступает за введение визового режима со странами Закавказья (64%) и Средней Азии (72%). В лидерах опять-таки столичные регионы. Идея сама по себе дискуссионная. Президент Владимир Путин незадолго до событий в Бирюлеве высказался определенно: введение виз помешает интеграционным процессам в СНГ. Но и помимо этого довода нужно понимать, что стремление выстроить железный антимигрантский занавес выглядит самым простым решением, но лишь показывает неэффективность существующих механизмов работы ФМС и полиции.

Следует ли для ограничения миграции ввести визовый режим со странами Средней Азии?

В целом результаты опросов доказывают, что межнациональная напряженность проявляется наиболее остро в регионах, которые в наибольшей степени сталкиваются с этно-миграционными проблемами. Первопричина и катализатор межнациональных столкновений — неконтролируемая миграция и всесилие этнических клановых группировок, затем, как следствие, — рост низовой преступности. Это поле для работы силовых структур, а не программ решения национального вопроса.

Теория разбитого окна

Московским властям необходимо срочно решать проблему возросшей низовой преступности, особенно заметную в депрессивных промышленных и спальных районах, причиной которой становятся внутренние и внешние мигранты. В общей криминальной статистике местные жители по-прежнему нарушают закон куда чаще, однако рост преступлений, совершенных мигрантами, за первое полугодие этого года составил 40%, сообщил официальный представитель Следственного комитетаВладимир Маркин. На деле этот процент еще выше: полиция предпочитает решать проблему мелких правонарушений с помощью взяток или высылки из страны. Да и сами пострадавшие либо не рискуют связываться с нерусскими преступниками, либо экономят время, либо не доверяют органам, а значит, не заявляют о правонарушениях. При этом почти каждое шестое убийство и каждое третье изнасилование совершают выходцы из стран СНГ.

Сегодня мы наблюдаем попытку решить столичную проблему путем принятия системных решений в области миграционной или национальной политики. Это безусловно важные, но отнюдь не быстрорешаемые задачи.

Запрос на немедленные и эффективные меры должен быть прежде всего направлен силовым органам, которые по закону призваны обеспечивать безопасность людей.

Та же нелегальная миграция невозможна без существования клановых преступных группировок — как специализирующихся на ее организации, так и «многопрофильных», кормящихся на дешевом труде приезжих. Борьба с этим явлением обеспечит куда более эффективный результат в борьбе с нелегалами, чем облавы на столичных рынках. Это непростая задача, учитывая многолетнюю спайку этнических ОПГ и сотрудников различных силовых структур. Эксперты отмечают необходимость возрождения знаменитых УБОПов, управлений по борьбе с организованной преступностью. Сторонником этой идеи является и нынешний министр МВД Владимир Колокольцев. Он анонсировал возвращение УБОПов сразу после своего назначения в мае 2012 года, однако пока этого не произошло.

Куда более простая задача усиление борьбы с низовой преступностью. Это отмечают многие ветераны силовых ведомств, указывая на серьезные недочеты в организации работы местных правоохранительных органов. «После всех сокращений на улицах практически нет полиции. От одного отдела внутренних дел выезжают всего два, максимум три наряда патрульно-постовой службы. Это в несколько раз меньше, чем было в советское время, а население тогда было совсем другое. Нужно также вводить муниципальную милицию», — считает АнтонЦветков, глава президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России», заместитель председателя общественного совета при ГУВД Москвы.

Нельзя сводить невысокую результативность борьбы с оргпреступностью и нелегальной миграцией только к коррупции, дополняет председатель совета ветеранов управлений уголовного розыска МВД РФ Николай Исаев: «Снизился уровень подготовки в высших учебных заведениях МВД, снизилась профессиональная квалификация сотрудников “на земле”. Иногда участковый не в курсе ситуации в своей зоне ответственности».


Секрет успеха — в искоренении среды, в которой преступность — привычное и нормальное явление, а также в уничтожении «кормовой базы» мелких группировок, находящихся в вассальных отношениях с более крупными.

Мировая практика доказывает эффективность этой тактики.

В 1970-е с галопирующим ростом «мигрантской» преступности столкнулся Нью-Йорк. Тогда еще новый мэр Рудольф Джулиани решил проблему с помощью так называемой теории разбитого окна — представления о том, что большие преступления начинаются с малых. Если разбитое окно не застеклить немедленно, со временем разобьют все окна в доме. За дело Джулиани взялся с присущей ему требовательностью, доходившей до щепетильности и жесткости к подчиненным.

Мэр начал с безобидного, казалось бы, явления — «чистильщиков стекол». Эти персонажи, в 1990-е ставшие знакомыми и нам, промышляли попрошайничеством в обмен на чистку стекол автомобилей, стоявших на перекрестке или в пробке. Полиция стала штрафовать за эту деятельность. Затем уделили внимание и другим мелким правонарушениям. Тогда же было принято решение о создании массовой городской системы видеонаблюдения. Тактика «от мелкого к крупному» дала результат: преступность в городе снизилась на 50%, в том числе убийства — почти на две трети.

Очевидно, что аналогичную тактику можно применить как в Москве, так и в других крупных городах. И начинать нужно с обычных московских дворов.

Западное Бирюлево. Место событий
Tags: адаптация, интеграция, новости, трудовая миграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments