migrocenter (migrocenter) wrote,
migrocenter
migrocenter

ИНТЕРВЬЮ : МИГРАЦИЯ Часть 2

А.ВЕНЕДИКТОВ: Возвращаемся к визовому режиму.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Конечно. Потому что это рамочное решение. Если мы с вами в Германию, во Францию без визы никак не попадаем, почему любой гражданин Узбекистана и Таджикистана даже без загранпаспорта сюда может приехать и оставаться любое количество времени?

[Spoiler (click to open)]А.ВЕНЕДИКТОВ: Я с вами после выборов подискутирую, если вы позволите?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно. Я вас приглашу на Тверскую, 13, и это будет самое открытое здание в Москве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Мы сядем на лавочке по Тверской, 13, я думаю. Ну хорошо. Я понял эту позицию.

Тем не менее, вы тайно встречались с представителями диаспор. В прессу просочилось, что была такая встреча. Некоторые члены с этой встречи начали рассказывать. Может, вы расскажете, в чем...

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы никаких тайных встреч не проводим. Мы записывали просто рекламный ролик для нашей избирательной кампании. Мы записывали его с врачами, с учителями, с представителями судейского, правоохранительного общества.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что вам говорили эти люди? Мне интересно услышать, потому что они с проблемами...

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы обсуждали те же самые проблемы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И вы им то же самое говорили?

А.НАВАЛЬНЫЙ: И я им то же самое говорил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А они вам?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Они со мной соглашались. Мы обсуждали вопросы образования. Вы же знаете, вам тема эта очень близка: у нас сейчас в Москве появились классы в школах, где до половины детей не владеют русским языком как родным. Это не проблема этих детей – дети эти ни в чем не виноваты, они никакого Узбекистана и в глаза не видели. Но они русского языка не знают. Вот, либо мы сейчас начнем решать эту проблему...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как? Высылать их с семьями?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ограничивать, по крайней мере, приезд. Если здесь... Вот смотрите, Алексей Алексеевич. У нас руководитель Миграционной службы говорит на пресс-конференции, на вопрос «Сколько у нас нелегальных мигрантов?», он говорит «Ну, 5-10 миллионов человек».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правда, не знает. Правда, не знает.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не знает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правда, не знает.

А.НАВАЛЬНЫЙ: У нас вот такая странная страна, туда-сюда бродит 5 миллионов человек и мы это впрямую говорим. Ну, давайте введем визовый режим, чтобы они здесь не бродили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сенатор Маккейн говорит «У нас в стране от 20 до 30 миллионов нелегальных иммигрантов». Тоже не знает. Страна с таким мощным визовым режимом. Тоже не знает. Это потому что вы... Вы же сами об этом говорите, да? В одной квартире 30. Приезжает один, вызывает семью, рождаются дети. То есть посчитать это сложно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, во-первых, это, все-таки, разные вещи. Тем не менее, США строят стену с Мексикой, и даже Обама голосует за эту стену с Мексикой, а у нас говорят «Давайте приезжайте».

Кроме того, нужно понимать, что к ним приезжают (все-таки, это важная вещь) люди из Мексики, христиане и, все-таки, из более продвинутой страны. К нам сюда приезжает сельское население очень отсталых среднеазиатских стран, преимущественно мусульманских.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это плодит различные конфликты, это рвет социальную ткань общества. И самое главное, для чего? Ну, давайте введем визовый режим. Это то, чего требует просто все население.

Мы не можем начать миграционную политику, мы не можем начать оперировать базовыми цифрами, мы не можем никакие квоты вводить, пока у нас туда-сюда 5 миллионов человек бродит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот. То есть вы поддерживаете ту идею первого шага – это введение въезда в Россию только по загранпаспортам жителям СНГ?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что это ничего не решит абсолютно. Ну, они оформят все загранпаспорта. В чем там проблема? Сейчас они подделывают миграционные карточки, точно так же будут друг другу штамповать загранпаспорта.

ВВП Таджикистана на 50%, как мы говорили, состоит из переводов. Таджикистан готов сюда переехать всей страной и фактически переехал всей страной. Не потому, что здесь есть рабочие места – там тяжело очень жить, там ужасная жизнь и нет вообще никакой работы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А какая разница между Таджикистаном и Украиной для вас?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Большая. Очень большая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пожалуйста.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Во-первых, как я уже сказал, из Таджикистана сюда приезжают люди из деревень, молодежь. 40% существующих в мире таджиков мужского пола до 40 лет – они проживают здесь, в России уже. Они не знают русского языка. Они способны только на самый низкоквалифицированный труд в связи с тем, что там просто полностью развалилась система образования. Там вообще... Из Украины могут сюда приехать программисты, из Украины может приехать человек...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, много приезжает... Средний украинский чек меньше, чем азербайджанский чек, пересылаемый на родину из Москвы.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, потому что азербайджанцы заняты, все-таки, в торговле. Они не занимаются строительством. Они занимают узкое направление. В этом узком направлении они больше зарабатывают. Украинский человек зато выше, чем...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич, все-таки, может быть, вопрос в исламе, в другой культуре?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это комплексная вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, вы хотите это обойти.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет-нет-нет, я не обхожу ни в коем случае. Это комплексная вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте поговорим об этом, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но просто, тем не менее, смотрите, невозможно отрицать, что средний уровень образования на Украине несоизмеримо выше, чем в Таджикистане. В Таджикистане и в Узбекистане не существует ни здравоохранения, ни образования, ничего. Из Украины к нам может приехать человек, который управляет трактором, сложной машиной, квалифицированный рабочий на стройку. Из Узбекистана такой человек приехать не может – там его некому научить.

Ислам – важная вещь в том числе. Нам сейчас говорят, что «Вы знаете, в Москве так выросло количество мусульман. Давайте им всем построим мечети». Но они будут постоянно прибывать. Мы не имеем возможности всем построить мечети, и москвичи против большого количества устройства здесь мечетей. Они приезжают сюда, самое главное, вновь повторюсь, не потому, что рабочие места – там жизнь ужасна. Осознавая их проблемы, сочувствуя им, тем не менее, мы должны сказать «Друзья мои, мы не можем принять здесь всех граждан Узбекистана и Таджикистана. Мы их очень любим, очень ценим, но мы вводим визовый режим и приглашаем их сюда в маленьких количествах».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, знаете, на меня обижаются мои дагестанские, азербайджанские друзья, когда я им говорю и публично сейчас вам скажу. Я не отличаю на рынке дагестанца от азербайджанца по виду.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И не надо вам этого делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите секундочку. Так люди с другой культурой – это в том числе люди с Северного Кавказа. Вот эта драка на Матвеевском – это российские граждане.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Российские граждане.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чего с этим делать?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, послушайте, с этим нужно многие вещи делать. Я сейчас скажу, какие вещи нужно делать. Но это не означает, что если у нас приезжает какое-то количество дагестанцев и с ними есть конфликты и драки...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не, мы поняли с иностранцами. Подождите. Я понял вашу позицию, вы ее обозначили.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что касается приезжих с Северного Кавказа и конфликтов, которые возникают с ними, во-первых, нужно признать, что нынешние попытки решить эти проблемы – они смехотворны. Когда дагестанцы бьют милиционеров, в ответ на это открывается концлагерь, куда сажают вьетнамцев, ну, это бред какой-то, да?

Самое главное, что здесь нужно сделать, нужен одинаковый подход ко всем. Мэр Навальный когда смотрит на трех хулиганов, русского, дагестанского и чеченского, говорит, чтобы им одинаково дали одинаковые 15 суток.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, это не вопрос хулиганства. Я про другое спросил.

А.НАВАЛЬНЫЙ: А вопрос чего?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про столкновение культур. Про возникновение кварталов. Кстати, в мечети будут не только таджики, но и дагестанцы.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но у нас, к счастью, пока кварталы не возникают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Пока не возникают.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И, кстати говоря, абсолютно губительна идея Собянина, строительство вот этих вот общежитий для строителей, потому что вот это как раз будут гетто, где будут торговать наркотиками. Этого нужно всячески избегать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, сейчас они торгуют в клубах.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нам нужен одинаковый подход, прежде всего, правоохранительных органов к людям разных национальностей. У нас сейчас арестовывают какого-то хулигана-чеченца, начинают выяснять, кто у него дядя в Грозном, не приедут ли сейчас с полпредства какие-то люди на черных Мерседесах, не является ли он сотрудником спецслужб каких-то чеченских бесконечных. Этого быть не должно – ко всем мы должны относиться одинаково.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, это правоохранительное. А я вам говорю о столкновении культур. Я вас пытаюсь вернуть, вот, в бытовую жизнь.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вы знаете, любая бытовая жизнь в той степени, в которой ее нужно регулировать законом, она должна регулироваться законом. Если для нас бытовая жизнь – это лезгинка на Манежной площади, то я как мэр регулирую таким образом, что я говорю, что «ребята, лезгинка на Манежной площади – это административное правонарушение».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Наверное, если...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Потому что это... Вот это...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот, почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это хулиганство, потому что это нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А хоровод можно водить? Вот, если она не лезгинка, а в присядку...

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот смотрите, давайте обратную сторону.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, скажем, свадьба. Вот, свадьба...

А.НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, Алексей, но это же... Это бытовая история. А свадьбу можно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите, бытовая история заключается в том, что вы приходите в Парк Горького, сейчас жара, там сидит куча девушек в купальниках.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: В Махачкале если будут кучи или в Грозном кучи девушек в купальниках, это будет просто, я не знаю там, скандал и большой-большой конфликт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но подождите, вы не баллотируетесь здесь в мэры Махачкалы, пока, во всяком случае.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, я вам просто говорю о том, что в разных городах (у нас очень большая страна) одинаковые действия, где-то это может быть нарушение общественного порядка, а где-то это не нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, я спросил вас, вы мне не ответили. В присядку можно, лезгинку нельзя? Я просто задал вам вопрос. Потому что вопрос, танцевать лезгинку или нет, подняли вы, а не я. Поэтому я задаю вопрос. Какие-то танцы можно, какие-то нельзя? Или никаких нельзя? Или все можно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Значит, когда дагестанская молодежь собирается на Манежной площади и танцует эту лезгинку, они проводят это таким образом, что москвичи воспринимают это как вызов обществу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это правда.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы запретим это делать, это будет нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Поэтому же у нас есть судьи. Поэтому есть правоохранительные органы, которые весьма субъективно, но, тем не менее, основываясь на законе, определяют, это было хулиганство или не было хулиганством.

Если я просто снял рубашку и иду по улицам Москвы, это, вроде бы, ну, неприлично, но не хулиганство. А если, не знаю там, все-таки, женщина разделась догола, ее, скорее всего, в милицию уведут, правильно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Поэтому это определяет судья. И просто здесь не нужно лицемерить. Все мы можем определить. Вот, мы смотрим на человека, на его поведение на улице, мы – москвичи, у нас есть культурные коды, у нас есть общее понимание того, что такое общественный порядок. Мы всегда можем отличить, человек хулиганит или ведет себя нормально. Верно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что значит «нет»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, потому что нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да нет, конечно. Потому что, скажем, с точки зрения очень многих людей (опять не хочу дискутировать, хочу задавать вопросы, но тем не менее) во время мусульманских праздников на Олимпийском проспекте это нарушение общественного порядка, потому что перекрывается. Я должен идти на работу, я должен ехать на машине. Перекрывается. И люди на улице (на улице!) нарушают общественный порядок с точки зрения многих москвичей.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Для них специально перекрывают дорогу. Это, конечно, неприемлемо, то, что происходит во время...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я просто говорю о восприятии. Понимаете, я вот сейчас говорю о восприятии, да? Не отличают нарушение общественного порядка от ненарушения.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Москвичам это не нравится. Тем не менее, раз это происходит, задача милиции и мэрии – просто перегораживать движение. Но когда обычные граждане просто, например, на свадьбе начинают стрелять из травматических пистолетов вверх, это без сомнения нарушение общественного порядка. И не нужно лукавить. Возможно, в Махачкале вообще с этим нет проблем. Но в Москве с этим проблема. И когда я буду мэром Москвы, я буду за эти вещи преследовать любых людей, кто стреляет из оружия, не важно, они – дагестанцы или чеченцы, или русские. Это делать нельзя.


........

А.НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо вам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич Навальный, кандидат в мэры Москвы. Новости на «Эхе».
Tags: Навальный, миграционная политика, трудовая миграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments